"Принять на себя бросок Куляша было не страшно. Страшно было смотреть повтор"

Large
Защитник "Сибири" Федор БЕЛЯКОВ, установивший в четверг рекорд КХЛ по числу заблокированных бросков, в интервью "СЭ" рассказал о своем достижении, опыте совместной игры со звездами НХЛ Виктором Хедманом и Райаном Макдоной, а также пользе тренировок под руководством Владимира Крикунова

ПОД ШАЙБУ ЛОЖУСЬ НА АВТОМАТЕ

О рекордах принято писать в восторженных тонах. Хотя нападающий "Магнитки" Сергей Мозякин установил столько голевых достижений, что наотрез отказывается о них выдать хоть слово. А у защитника "Сибири" Федора Белякова карьера в 23 года находится еще на начальном этапе. Его фамилия вряд ли когда-либо будет украшать списки бомбардиров, зато в нынешнем сезоне он добился рекордного показателя в категории, заслуживающей не меньшего уважения, чем заброшенные шайбы и голевые передачи. Чуть больше, чем за половину регулярного чемпионата, он заблокировал уже 114 (!) бросков игроков соперника. Федор побил лучшее достижение КХЛ по этому показателю за сезон, принадлежавшее Павлу Валентенко, Артуру Кулде и Максиму Чудинову.


После установления рекорда мы связались с Беляковым:


– Не сомневаюсь, что за статистикой заблокированных бросков вы следили после каждой игры.

– А вот и нет. Я заглядываю время от времени на официальный сайт лиги, но постоянно себе голову этим не забивал. Приятно, что удалось побить рекорд. Только сейчас для "Сибири" куда важнее закрепиться в зоне плей-офф. Я делаю для этого все от меня зависящее – ловлю шайбы на себя, провожу силовые приемы, действую в отборе.


– С чем связываете такой прогресс по числу заблокированных бросков?

– В этом сезоне мне стали доверять больше игрового времени, выпускать в первой паре. Естественно, регулярно выхожу и в меньшинстве. Да и сам понимаю, чем именно могу принести пользу команде, поэтому всегда готов принять на себя шайбу.


– Со стороны кажется безумием ложиться под бросок Дениса Куляша в тот момент, когда ваша команда проигрывает "Салавату" 0:6 в третьем периоде.

– Страшно мне тогда не было. В таких случаях я играю на автомате. Да и подумать особенно не успеваешь. Если позволю себя расслабленность и не стану блокировать бросок, то в следующий раз в схожей ситуации можно и пропустить. Нет смысла обращать внимание на то, кто бросает. Моя задача – не дать шайбе долететь до ворот.


– Не пересматривали тот момент?

– Нет, вот тогда могло стать страшно (улыбается). Да и зачем? Попал в меня Куляш, боль прошла, играю дальше.


– В Северной Америке блокирование бросков – это чуть ли не целая наука. У вас есть какая-то особенная манера, позволяющая эффективно перекрывать направление полета шайбы?

– О себе такого сказать не могу. Все происходит само собой. Когда вижу, что игрок соперника готовит бросок, то пытаюсь под него подстроиться и принять шайбу, либо сделать так, чтобы она прошла мимо ворот. Еще по возможности пытаюсь активно работать клюшкой. Катание у меня неидеальное, поэтому не всегда получается грамотно развернуть ноги. Хотя я и стараюсь выставить щитки в сторону бросающего таким образом, чтобы закрыть как можно больше пространства. Каких-то других приемов или хитростей у меня нет.


ИГРА С ХЕДМАНОМ И МАКДОНОЙ – ГРАНДИОЗНЫЙ ОПЫТ


– Знаете, кто такой Крис Расселл?

– Да, два года назад он в НХЛ установил рекорд по заблокированным броскам в сезоне. Сейчас, кажется, играет в "Эдмонтоне". Он ведь превзошел достижение, ранее принадлежавшее Антону Волченкову. Причем всего на один бросок. Только я следил не за ним, а за нашим защитником.


– Хоккеисты, специализирующиеся на блокировке бросков, как правило, заказывают специальные щитки и коньки с усиленной защитой. У вас, как я заметил, даже традиционных для многих игроков пластиковых накладок, закрывающих шнуровку ботинка, нет.

– К этому вопросу вернусь, наверное, позже. Пока играю, как и все, – в обычных коньках и стандартных щитках.


– Вратари "Сибири" премиальными не делятся после ваших подвигов?

– Еще нет (улыбается). Просто хвалят иногда. У них тоже своя работа, по 40 бросков за матч отбивать, а не всего 3 – 4 как я.


– Фильм "Легенда 17" смотрели?

– Я помню эпизод, когда главного героя без щитков поставили на ворота и стали по нему бросать. До меня, надеюсь, такого не дойдет. Что касается шуток и подколок, то у нас в команде есть своя легенда номер 17. Я к этому отношения не имею (улыбается).


– Считается, что раскрыться в "Сибири" вам помог последний плей-офф, когда из-за травм ведущих защитников тренеры стали больше доверять.

– Для молодого хоккеиста важно иметь достаточно игрового времени, чтобы почувствовать уверенность, получить опыт и прогрессировать. Тренировки – это хорошо, но настоящие матчи они не заменят. Когда мало играешь, то всегда думаешь о том, как бы не ошибиться. Это порой мешает. Спасибо тренерам за доверие, хотя я и сам понимаю, что мне еще во многом надо совершенствоваться.


– Мало кто знает, но в "Барысе" вам сказочно повезло во время локаута три года назад.

– В Астане я дебютировал в КХЛ. Этого не забыть. Но я понимаю, куда вы клоните. На время локаута в "Барыс" приехали известные защитники из НХЛ – Виктор Хедман и Райан Макдона. Я больше играл в одной паре с американцем. Матчей семь с ним провел. Грандиозный опыт. Оба – профессионалы высочайшего уровня. У них немного другой подход к тренировкам и хоккею в целом, иная психология. В НХЛ ведь много игр и переездов. Времени тренироваться не очень много, поэтому они выкладывались уже непосредственно в матчах. Меня еще поразила их психологическая уверенность. О любой ошибке моментально забывают и идут дальше как ни в чем не бывало. Мне даже сейчас иногда сложно сразу выкинуть из головы какой-нибудь свой ляп.


НЕ БРОСАТЬ ХОККЕЙ УГОВОРИЛИ СТАРШИЕ БРАТЬЯ


– Вы – воспитанник столичных "Крыльев Советов", пробивавшийся к признанию в провинциальных клубах. К москвичам обычно относятся настороженно, полагая, что они забирают рабочие места у местных.

– На моем пути всегда попадалось большое количество людей, которые мне помогали расти. В "Кузнецких Медведях" со мной работал Дмитрий Пархоменко, в "Барысе" дал шанс Владимир Крикунов, сейчас могу сказать только теплые слова в адрес Андрея Скабелки и Павла Зубова в "Сибири". Во все моменты поддерживали мой агент Шуми Бабаев со своим помощником Евгением.


– Крикунова обычно вспоминают с содроганием.

– Про Владимира Васильевича могу сказать только хорошее. Он человек простой. Если ты работаешь на совесть, бьешься на льду, то свой шанс получишь. Напортачил – сиди отдыхай, анализируй ошибки. И, конечно, фирменные баллоны оставили неизгладимое впечатление. О них все, кто играл у Крикунова, вспоминают (смеется). На самом деле это не так страшно, как кажется. Просто вокруг него давно сложился ореол сурового специалиста. Но все было честно.


– Один ваш старший брат – известный в недавнем прошлом хоккейный журналист, другой – успешный детский тренер. Насколько серьезной была их помощь?

– Когда мне было лет 12 – 13, то мало что получалось. Хотелось даже завязать с хоккеем. Но Кирилл и Никита уговорили меня этого не делать, сказали, что надо не торопиться и потерпеть. И оказались правы. Сейчас же мы регулярно созваниваемся, они откровенно оценивают мою игру, дают подсказки и не будут чего-то утаивать, если я сыграл неправильно.


– Из "Крыльев-93" в КХЛ прибились еще три защитника – Кулик, Неколенко, Сорокин, а Педан уже играл в НХЛ. Это же выдающийся результат.

– В нашей школе всегда были хорошие тренеры. А за пару лет до выпуска в "Крылья" пришел Олег Браташ. Он дал нам очень многое, проделав большую работу. Запомнилось, как показывал новые игровые упражнения. Все это помогло нам серьезно прибавить в мастерстве.


discuss on forum

articles