Павел Зубов: "Даже слесарей на заводе обсуждают, не то что тренеров"

Large
Главный тренер «Сибири» в эксклюзивном интервью KHL.ru - о трудностях перехода от игровой карьеры к тренерской, внимании к мелочам, штанге на льду от Геннадия Цыгурова, о детях - будущих хоккеистах и многом другом.

Павел Зубов – человек, который до 10 апреля нынешнего года был мало знаком широкому кругу болельщиков. Между тем, главный тренер новосибирской команды входил в состав «Лады» чемпионского образца, а затем успешно тренировал в Беларуси. Однако предстоящий сезон станет самым серьёзным испытанием в его тренерской карьере. Впервые Зубову предстоит руководить командой в КХЛ. И решать задачи, которые, несмотря на значительное обновление состава, остаются серьёзными. Кое-что уже получается. «Сибирь» начала межсезонье с пяти поражений подряд, а закончила уверенной победой над «Магниткой» на Мемориале Ромазана.

«В «университете» работаем над «правописанием»

- Павел Владимирович, нынешнее межсезонье началось для «Сибири» с пяти поражений подряд. Насколько это давило на вас?

- Команда обновилась наполовину, а одна из линий - практически полностью, а становление новой системы – довольно длительный процесс. Тем более, ушли стержневые игроки.... Поэтому нам приходится проводить собрания и по пятёркам, и по парам, и по тройкам, чтобы как можно глубже вбить эту новою систему в головы ребятам. Ни в коем случае не в обиду им будет сказано, но наша действительность такова: в процессе строительства системы пришлось работать не только над тактическими вещами, но и над техническими: катанием, владением клюшкой… Говорить о том, что клюшку надо держать на льду, когда ты без шайбы в обороне. Очень тяжело идёт этот процесс, создаётся ощущение, будто мы на четвёртом курсе университета занимаемся правописанием. На это ушла львиная доля времени в межсезонье. Поэтому результаты уже на втором месте. Тем не менее, очень хотелось одержать победу, над любым соперником. И в итоге мы прервали серию, обыграв «Трактор» на Мемориале Ромазана. Ну а затем сумели занять на этом весьма представительном турнире второе место.

- Вы сказали о «правописании». Удалось его исправить?

- Не до конца, потому что навыки закладываются на уровне школы, тяжело их прививать в более зрелом возрасте. Так что идём маленькими шагами. Другого нам не остаётся, только терпеть и работать.

- Стержневых игроков, ушедших из «Сибири», вы увидели в товарищеских матчах против ЦСКА. Пообщались с ними, или не видели в этом необходимости?

- Конечно, пообщались и поговорили. Ребятам желаю только удачи. Новосибирский этап в их карьере пройден, теперь настал новый, в ЦСКА. Это спорт, и от подобных вещей никуда не деться.

- Тем не менее, вы долго видели Шалунова и Ко в форме «Сибири», на своей скамейке. И тут они играют против вас. Какие ощущения охватывали?

- В спорте это легко всё переносится. Так что, никакой ностальгии, ничего подобного. У ребят сейчас другая жизнь, другая команда.

«Такими игроками, как Энлунд, не разбрасываются»

- Пока не впечатляет линия атаки «Сибири». 10 голов в 8 матчах. Сильно беспокоит это обстоятельство?

- Нет. Мы постоянно работаем над этим, и прогресс очевиден. И по сравнению с первыми матчами межсезонья, и по ходу Мемориала Ромазана. Постепенно начинает получаться контроль шайбы в зоне атаки. Есть моменты, но реализация пока хромает. Главное – удалось вылезти из углов, прийти на пятак перед воротами соперника. Теперь надо доигрывать там. Но главное - то, что мы туда вообще пришли.

- По ходу Мемориала Ромазана было заметно, что ваши новые легионеры начинают адаптироваться в команде. Как оцените игру Закриссона и Бергстрёма?

- У ребят идёт период адаптации, и мы ждём от них большего. Дай бог, они отойдут и покажут себя.

- В «Сибирь» вернулся после двухлетнего перерыва знаковый игрок, лучший бомбардир команды в её КХЛ-овской истории Йонас Энлунд. Говорят, он сам нашел вас и попросился обратно…

- Было такое. Мы посмотрели, протестировали его на льду и остались довольны. Энлунд – универсал, может играть в меньшинстве, большинстве, в центре и с краю. Такими игроками не разбрасываются. У него было не много игровой практики в прошлом году. Но по своим взглядам на хоккей, по отношению к работе он нам подходит. Работяга, игрок, который может создать и реализовать момент.

- Поможет ли ему то, что он много времени провёл в «Сибири»?

- Безусловно. Он сразу сказал, что вернулся домой. Думаю, когда услышит наших болельщиков, получит дополнительную порцию адреналина в кровь.

«После непопадания в плей-офф в раздевалке все сидели лицом в пол»

- С уходом в ЦСКА лидеров атаки вы, наверняка, осознавали, что быстро равноценной замены им не найти и придётся особый акцент делать на оборону…

- Да мы бы могли и в обороне могли усилиться. Но так как от атаки осталось ноль целых пять десятых, всё ушло на поиск нападающих. В ином случае ещё бы одного-двух защитников интересно было бы приобрести.

- Так будет «Сибирь» делать крен в сторону обороны, особенно в начале чемпионата, когда особенно важно добиваться результата?

- Хочется играть сбалансированно, а чем лучше и продуктивней будут нападающие в атаке, тем лучше будет и для нашей обороны.

- Вернёмся к прошлому сезону. Есть у вас сейчас объяснение, чего не хватило команде, чтобы попасть в плей-офф?

- Одного очка не хватило… А вообще я бы не хотел рассматривать игру в прошлом сезоне. Это будет некорректно по отношению к бывшему главному тренеру.

- Что происходило в раздевалке после матча с «Автомобилистом», когда вы лишились шансов на кубковую восьмёрку?

- Это легко представить. Когда тебе не хватило одного очка, когда ещё 20 минут назад выход в плей-офф был реальностью, но тут поезд ушёл… Все просто сидели лицом в пол.

- Для вас стало неожиданностью решение Андрея Скабелки об уходе?

- Он предупредил нас об этом в самолёте, когда летели домой.

- Когда узнали, что замените его именно вы?

- 10 апреля. Даже раньше, 8-го. Нас вызвал Кирилл Валерьевич Фастовский. Надо было что-то делать. Команда есть, а тренера нет. А нужно уже начинать работать, готовиться к сезону.

«От Цыгурова взял скрупулёзное отношение к мелочам»

- Вы начинали свою карьеру в «Ладе», поиграли под руководством Геннадия Фёдоровича Цыгурова. Чем запомнился вам мэтр?

- Своей жёсткостью. Каждая мелочь для него была важна: и в быту, и на льду. Это очень хорошие черты. А вообще - тогда у тренеров были развязаны руки. Можно было выгнать любого игрока без каких бы то ни было последствий. И все держались за своё место, боялись остаться без работы. Это многих хоккеистов двигало.

- Что-то переняли у Цыгурова?

- Вот это самое отношение к мелочам. И сейчас ребятам я постоянно об этом говорю. О том, как из мелочей вырастают негативные вещи. Есть нюансы, которые не видны специалистам, но они иногда становятся причинами поражений или, наоборот, серьёзных побед.

- Что вас самого привело в хоккей?

- Сама игра и привела. Хоккей у нас тогда, в 80-е, в Тольятти был видом спорта №1. Сначала меня отдали в самбо, но я ушёл оттуда и записался в хоккей. Сперва родители даже не знали о том, что я вот так всё поменял.

- А когда узнали?

- Ничего, всё нормально. Что делать, если ребёнку нравится. Мы часто с отцом ходили на хоккей, болели до дрожи за команду. Пусть ты не там, на льду, но переживаешь не меньше. Всех хоккеистов знали поимённо, фотографии их были дома.

- Вы занимались в старом тольяттинском «Волгаре»?

- Там была только первая команда. А мы рядом, на открытой площадке стадиона «Торпедо». Чай в термоске взял – и поехали. Стандартное детство хоккеиста. Между школой и тренировкой 45 минут, даже поесть не успевал – забирал форму и вперёд.

- Сразу вас определили в оборону?

- Нет, сначала играл центральным нападающим. Только второй мой тренер сначала поставил в атаку, потом перевёл в оборону. И я об этом ничуть не пожалел. Кстати, я и, будучи защитником, забивал много. У нас была хорошая пятёрка – с Разиным и Ковалёвым, было очень интересно.

- С Андреем Разиным поддерживаете отношения?

- Да, конечно.

- В сезоне 1993/94, когда «Лада» стала первым немосковским чемпионом, в вы провели 28 матчей. Почему так мало?

- Тогда молодёжь вообще тяжело привлекалась. Но тут в первой команде вдруг началась желтуха, несколько человек заболели, и нас с Разиным подняли из второй команды. Поиграли до конца сезона.

«В Швеции была страшная для защитника цифра по голам и передачам»

- Кто запомнился из той команды?

- Недавно Рафу Якубова видел. Он сейчас в Альметьевске работает спортивным директором. С ним пообщались. А так – со всеми ребятами пересекаемся: Емелиным, Разиным… Дружная команда была.

- Какой-нибудь яркий эпизод, связанный с Геннадием Цыгуровым, можете вспомнить?

- Прыжки в коньках через скамейку. Или ты тягаешь штангу на льду, полностью в экипировке. Работаешь, как на земле. После нас от прыжков через скамейки льда уже практически не было, поэтому Геннадий Фёдорович однажды решил, что больше так не надо делать. Но очень необычно это было. Кстати, у Юрия Ивановича Моисеева, с которым я в Самаре работал, тоже были необычные упражнения – например, борьба. Силовые-болевые приёмы, только это всё это на камнях, на пляжной гальке.

- В вашей карьере был шведский этап.

- Да, в Швеции играл мой товарищ, он и сейчас живёт там. Тогда это всё была экзотика. Сезон отыграли. А потом уже по финансам с ними не договорились.

- На одном известном статистическом сайте написано, что вы там были нападающим…

- Нет, играл в обороне, но всё равно мы с другом стали лучшими бомбардирами. Страшные для защитника цифры по голам и передачам были. Потом приглашали в другие команды. Но как-то не срослось…

- Насколько легко дался вам переход из игроков в тренеры? Задумывались ближе к окончанию карьеры о тренерском будущем?

- Мне в ещё Жлобине предлагали: переходи сразу на тренера. Но хотелось поиграть ещё. Но потом здоровье подсказало, что всё, пора. Позвонил тренеру «Металлурга» Евгению Ивановичу Лебедеву, который звал меня, спросил: «Всё в силе»? Он сказал приезжать. И за год меня втянуло в эту работу, тренировал молодёжную команду. Увидел, что получается, и пацаны понимают всё, что хочу им сказать. В общем, сложностей особых при переходе от игрока к тренеру не испытал.

- Вспомните самый яркий эпизод вашей тренерской карьеры до переезда в КХЛ?

- Конечно чемпионство в Беларуси. Это было незабываемо.

«Близкие переживают за меня больше, чем я»


- Наступающий сезон будет сложным, наверняка вы испытываете большое давление. Считаете ли себя стрессоустойчивым человеком?

- Давление – это норма. Единственное, мои близкие люди переживают. Когда идёшь на такую должность, тебя будут обливать грязью на хоккейных ресурсах, и не только. Я то к этому готов и, читая комментарии, не испытываю желания ответить. Мы ведь публичные люди. Даже если ты работаешь слесарем на заводе – и той среде что-то обсуждается. А когда тебя печатают, показывают по телевизору... Будут и сторонники, и те, кто тебя, скажем так, не очень хотел бы видеть на должности тренера.

- Готовы даже после самых неудачных матчей общаться с журналистами, давать интервью?

- Конечно. Это часть моей работы.

- Какой результат «Сибири» устроит вас после этого сезона?

- Задача – плей-офф, а дальше - цели максимальные.

- Хоккейная общественность не очень хорошо вас знает. Расскажите о своей семье.

- У меня осталась мама, отец, который в меня очень много вложил, к сожалению, умер. Он мне всегда помогал, даже когда я на тренерскую работу перешёл. Что касается своей семьи… Жена Татьяна, двое пацанов, семь и девять лет. Дочь пятнадцатилетняя. Сыновья занимаются в «Сибири» в хоккейной школе.

- Сложно им с отцом-тренером?

- Сложно. Младший только первые шаги делает. У меня такая философия: если ребёнку не нравится что-то, то и смысла нет начинать. Поэтому, если вдруг вижу, что они вялые, спрашиваю: «Может, что-то другое попробуем»? Не хотят. И сейчас они уже боятся опоздать на тренировку, вижу, что прониклись хоккеем. Дай бог.

- Как любите проводить свободное время, если оно есть?

- Его немного. Наверное, сами догадаетесь: трое детей, жена. Всё время с ними. В сезоне то у одного тренировка, то у другого... На турниры, если есть возможность, езжу – посмотреть, чем живут дети. С удовольствием смотрю, как растут, учатся.

- Что читаете, какую музыку предпочитаете?

- Разную. Иногда подсказываю, если вдруг перед игрой в раздевалке что-то вялое играет: нужно подинамичнее. Читаю сейчас в основном литературу, которая поможет в профессии – психологию, педагогику, физиологию. Недавно прочитал «Семь навыков высокоэффективных людей» - о том, как строится коллектив, команда. Люблю историю, и жена подарила на день рождения «Белую гвардию». Но всё никак руки не дойдут...

ДОСЬЕ

Павел Владимирович Зубов

Родился 6 января 1973 года в Тольятти.

Карьера игрока: 1996/97, 1997-1999 - ЦСК ВВС (Самара), 1997-1998 – «Нефтехимик» (Нижнекамск), 1998/99 – «Тупело» (Швеция), 2000-2007 – «Энергия» (Кемерово), 2004/05 – «Нефтяник» (Альметьевск), 2006-2008 – «Металлург» (Жлобин), 2007/08 – «Зауралье» (Курган), 2008/09 – «Ермак» (Ангарск).

Карьера тренера: 2010-2015 - «Металлург» (Жлобин), 2014 – н.в. – «Сибирь» (Новосибирск) (старший тренер, с апреля 2017 – главный тренер).

Достижения игрока: чемпион России, бронзовый призёр чемпионата Беларуси.

Достижения тренера: серебряные и бронзовые медали белорусской лиги.

Источник: khl.ru 


discuss on forum

статьи