Большое интервью с Николаем Заварухиным

Large 15945512041729516787
Прошлый сезон для уфимца Николая Заварухина стал дебютным в КХЛ в качестве главного тренера.

Новосибирские болельщики после трёх лет без плей-офф отнеслись к фигуре тренера-дебютанта крайне скептически. Однако молодой российский специалист практически сразу развеял всех их сомнения, сначала сумев вернуть в столицу Новосибирск кубковую весну, а чуть позже окончательно влюбил в себя местных фанатов, разгромив в полуфинале Восточной конференции «Автомобилист». Сейчас вряд ли у кого-то возникает вопрос, почему генеральный директор «Сибири» Кирилл Фастовский в очередной раз сделал ставку на тренера без бэкграунда. Сразу после возвращения Николая Заварухина в Новосибирск из затяжного отпуска мы поговорили с ним о сборах после самоизоляции, новичках и селекции «Сибири» и многом другом.


ПОНИМАЛИ, ЧТО ФИНСКОГО СБОРА МОЖЕТ И НЕ БЫТЬ


- Расскажите, как провели последние несколько месяцев в самоизоляции?


- Я был дома в Уфе, жил за городом на даче. Всё это время практически в город не ездил. Наверное, только 5-7 раз за всё это время переночевал в квартире. Больше внимания уделял огороду (смеётся). Конечно, уделял много внимания селекции с помощью интернета и телевидения. Посмотрел очень много игр, посмотрел потенциальных новичков.


- Вы сознательно уехали за город из-за коронавируса?


- Да, сознательно уехал жить на дачу, чтобы поберечь себя, родных, близких от этой болезни.


- Протокол возобновления соревнований, который вам отправила лига не показался чересчур жёстким?


- Наверное, это больше вопрос к доктору. Понятно, что когда выйдем на тренировки, то по регламенту будем соблюдать все меры предосторожности. У ребят будут индивидуальные бутылочки, полотенца. Будем соблюдать определённую дистанцию. Мы, по возможности, постараемся быть в масках и перчатках. Сейчас перед сборами проверимся, сдадим анализы на COVID-19 и постараемся как можно меньше контактировать с людьми на улице, проинструктируем ребят. Сейчас нужно стараться находиться больше на работе или дома.


- Не было ли после окончания сезона ощущения, что вы психологически измотаны? Всё-таки должны были ощутить контраст между работой главным и работой ассистента.


- Понятно, что эти должности отличаются и, что у главного тренера больше ответственности. Но это интересная работа и я понимал куда шёл. У меня не было усталости. Я наоборот, был полон сил. Тем более, что такой хороший сезон команда провела. Ребята – просто молодчики! Они провели хороший плей-офф. Жалко, что он оборвался, но здоровье – прежде всего. Мы все понимаем эту ситуацию, но осталась некая недосказанность. Тем более, что команда была на ходу. Можно сказать, что мы «звенели» в плей-офф. Никто не знает, что было бы дальше, но команда была готова к следующей серии.


- Насколько сильно повлияла отмена финского сбора на ваши летние планы?


- Понимали, что финского сбора может не быть. Готовились к такому ходу событий. Понятно, что были проблемы с поиском других мест для работы, но мы решили, что будем базироваться в Новосибирске до предсезонных турниров в Магнитогорске и Челябинске. Для хоккеистов тяжело переносить нагрузку подолгу находясь на одном месте. Но так сложились обстоятельства, будем готовиться дома. У нас здесь есть всё: лёд, тренажёрный зал, беговые дорожки.


- «Салават Юлаев» недавно выложил фотографию располневшего Теэму Хартикайнена после возвращения в Уфу. Вы кого-то из приехавших ребят в таком же состоянии застали?


- Мы пока только проходим медицинские тесты. В принципе, все ребята приехали в оптимальной форме. Они все – молодчики! Кто-то тренировался дома, кто-то совершал пробежки в близлежащих парках, кто-то по возможности ходил в тренажёрный зал. Главное – подвести ребят в хорошем состоянии к чемпионату. Всё это время на связи с ними был тренер по физподготовке Алексей Рябков. Он, исходя из их возможностей каждого, расписывал ребятам занятия. Я вижу, что многие сейчас в хорошем состоянии. Понятно, что кто-то будет с лишним весом, но мы постараемся сразу же привести таких ребят в порядок.


- В НХЛ регулярно следят за процентом жира в организме игроков, у нас же к этому пришли только недавно. Насколько вы плотно следите за весом хоккеистов по ходу сезона?


- Контроль за весом хоккеистов входят в ежедневные обязанности тренера по физподготовке. В начале сезона он проводит определённые тесты, потом мы проводим цикл тренировок и после него он снова тестирует игроков. Мы не смотрим просто на размер живота, а обращаем внимание на то, насколько хоккеисту тяжело во время этих тренировок, как он переносит нагрузку. Бывает, что после выходных Алексею Алексеевичу требуется дополнительное измерение процента жира. Для каждого хоккеиста, особенно для тех, кто был уже в команде в прошлом году, он знает необходимые цифры, знает когда у кого-то были определённые проблемы, знает периоды, когда человек был в хорошей форме.


- То, что легионеры вольются в тренировочный процесс на неделю позже проблемой не станет?


- Не думаю, что это станет проблемой. От нас не зависит то, когда они приедут. Как они получат визы, так сразу и приедут. Я надеюсь на их профессионализм и, что они приедут готовыми к чемпионату. Они также пройдут тестирование как и все ребята. Мы не делим команду на легионеров и россиян – все находятся в равных условиях. Когда мы общались с ними недавно, то они уже ходили в тренажёрный зал, катались на льду. Думаю, что все приедут в хорошей форме.


- Наши игроки способны как энхаэловцы приезжать уже полностью готовыми к «регулярке»? Всё-таки за океаном нет сборов в российском их понимании.


- Ну, как нет сборов? У них постоянно идут тренировки, у них есть тренеры по физподготовке. Я много смотрел на известных игроков из НХЛ. Кто-то в летний период работает над техникой, кто-то над владением клюшкой, но все также занимаются на земле: бегают, таскают те же баллоны. Что касается наших ребят, то они подтягиваются к этим профессионалам. Есть ребята, которые приезжают в очень приличной форме и ничем не отличаются от энхаэловцев. Я считаю, что с каждым годом ребята приезжают всё более готовыми к сезону.


- Обычно до сборов с командой игроки стараются самостоятельно подтягивать проседающие компоненты: бросок, катание, владение клюшкой. Можно сказать, что в плане индивидуальной работы это лето у игроков выпало?


- Да, вы правильно говорите. Всё это время все дворцы спорта были закрыты, у ребят не было возможности заниматься техникой. Но мы постараемся уделить этому внимание. Конечно, это будет где-то в ущерб командным действиям. Будем стараться проводить дополнительные занятия на льду и развивать ребят. Развиваться и учиться никогда не поздно.


- На первом этапе подготовки главной проблемой у игроков будет координация?


- Не только. В первую очередь нужно будет поработать над сердцем, подготовить сердечную мышцу к нагрузкам. Будет очень много аэробной работы, работы на баланс. Но, повторюсь, не будем забывать и про технику. Постараемся не загнать ребят на «максимум», а втянуть их, чтобы они были готовы к большим нагрузкам.


- В «Сибири» есть люди, которых нужно буквально насильно вытаскивать из зала или со льда? Малкин как-то рассказывал, что нельзя допустить состояния «перетренировки».


- Не скажу, что кого-то приходиться вытаскивать. Понятно, что все – профессионалы и многие ходят заниматься дополнительно: кто-то дольше тянется, кто-то приходит раньше на разминку или кто-то после травмы уделяет больше внимания определённой группе мышц. Мы будем смотреть по тестам то, кому чего не хватает по велосипеду, по силовым тестам. Всё это делается, чтобы игроки понимали, где им стоит поработать дополнительно. Будем уделять много внимания развитию молодых ребят как на льду, так и учить их правильно работать в тренажёрном зале. Остальные же тренеры будут работать на льду и подводить их к необходимому игровому уровню, создавая здоровую конкуренцию в команде.


- Возможно ли вообще пройти сезон, не добирая «физику» в перерывах на Евротур? Александр Щемеров рассказывал мне, что в Финляндии в паузах тренеры не дают командам такую нагрузку как в России?


- Они летом работают немного по другому. Не надо сравнивать Финляндию, где все переезды на автобусе. У них нет таких колоссальных нагрузок как у нас, такого количества перелётов и игр. Всё равно, помимо нагрузок, мы даём ребятам выходные. Конечно, в последние годы мы всё меньше и меньше стали тренироваться в перерывах и это заметно потому, что игры идут очень плотно.


- Евгений Чесалин рассказывал мне, что он уже несколько лет чувствует момент, в который у команды начнётся спад. Вы такие периоды научились предугадывать?


- Это как у Захаркина «запланированный спад» (cмеётся)? Бывает, что видишь как команда тяжело двигается и идёт какой-то нефарт. Но чтобы прогнозировать такие периоды… Наверное, у нас мало таких тренеров, которые могут распланировать и спрогнозировать спад команды. Посмотрите, в этом году у всех команд были определённые спады: у кого-то больше, у кого-то меньше. Опять же сейчас в лиге помимо европейских появились финские и канадские коробки, помимо разных площадок много переездов, команды усреднились. Сейчас очень много игр стало проходить на эмоциях.


- Вспомните восьмиматчевую серию поражений «Сибири» в ноябре. Был ли тогда момент, когда вы готовы были подать в отставку?


- Нет, у меня не было такого желания. Я не видел, что в команде какие-то большие проблемы. Да, проигрывать неприятно, но до этого команда столько раз выигрывала, в том числе и у фаворитов, и отдала очень много эмоций. Этот спад, естественно, не был «запланированным». Но никто в этом году без спадов не прошёл. У кого-то он затянулся на 5 игр, у кого-то на 10. Одной из главных проблем стала разница в часовых поясах. Мы то играли в Москве, то прилетали домой в Новосибирск, а потом летели в условный Нижнекамск. Физиологию не обмануть. Плюс «Сибирь» играет в быстрый энергозатратный хоккей, очень много времени проводит в обороне. Где-то нам банально не хватало концентрации и эмоций. Но мы понимали это и знали, как выбраться из этой ситуации.


- Дмитрий Квартальнов однажды советовал игрокам «Сибири» выйти на улицу и посмотреть как живёт обычный народ. Что вы во время спада пытались донести команде?


- Конечно, мы очень много разговаривали с ребятами. Мы просто где-то поменяли тройки, где-то объясняли, что нужно было биться «в кровь», где-то нужна была стычка, чтобы команда завелась. Было и простое невезение, как с тем же «Торпедо», когда вели-вели 1:0, а потом наш второй гол не засчитывают и всё валится из рук. Такое бывает в спорте и никто не застрахован от этого. Самое главное, что мы понимали из-за чего это произошло. Гораздо хуже, когда ты не можешь определить его причины.


- Вы упомянули, что одна из проблем то, что в КХЛ нет единого размера площадок. Когда спрашиваешь у игроков о том, насколько им легко перестраиваться с европейской площадки на финскую или канадскую, они отвечают, что им всё равно на какой площадке играть.


- На каждой площадке разный хоккей. Если ты едешь в поездку играть сначала на большой площадке, а потом играть на «канадке» или на «финке», то, конечно, это разный хоккей и тренер строит разную тактику в зависимости от площадки. На маленькой площадке ты в средней зоне практически без шайбы играешь, тебе нужно быстрее завести её в зону соперника, чтобы не потерять. На больших площадках хоккей более академичный. Я считаю, что в этом году правильно сделали, что у нас хотя бы два варианта площадок есть – канадская и финская. Это и для ребят пойдёт в плюс, и зрителям нравится хоккей на маленьких площадках.


- По вашему какая конфигурация идеальная?


- Для меня – финская.


ЕСТЬ МЫСЛИ ВЗЯТЬ ЕЩЕ ОДНОГО НАПАДАЮЩЕГО, НО ЭТО НЕПРОСТОЙ ПРОЦЕСС


- Вы рассказывали, что стараетесь общаться с хоккеистами вне льда на какие-то более отвлечённые от хоккея темы. Нет ощущения, что после таких разговоров игроки перестают вас воспринимать как человека, который стоит чуть выше их в командой иерархии?


- Ребята приходят на тренировки, на игры и у них есть определённое задание, которые они должны выполнять. Что касается общения после тренировок и в жизни, то я всегда поговорю с ними потому, что если есть какие-то проблемы, то он не должен думать о них на льду и все мысли у него должны быть о работе. Это нормальные человеческие отношение, как и во всём современном мире. Тут не то, что тренер стоит выше, а скорее то, что тренер должен быть уважаем игроками.


- С легионерами тяжелее на такие темы разговаривать?


- Да, тяжеловато. У меня не всё хорошо с английским, но у нас есть Вячеслав Гусов, который хорошо знает язык. Мы нашли хороший контакт со всеми легионерами. Где-то и я могу пообщаться с ними, но если мне тяжело, то прошу помочь Гусова. Я понимал каких легионеров мы берём, знал как их использовать. Они хорошо понимают, что от них требует тренер и это здорово.


- Расскажите, как у вас распределены зоны ответственности внутри тренерского штаба помимо привязки к позициям.


- Понятно, что тренер по физподготовке Алексей Рябков отвечает за физическое состояние ребят. Но мы все тренировки обсуждаем вместе. Нет такого, что он какую-то тренировку захотел провести и мы её проводим. Мы всё делаем сообща: планируем лето, смотрим какую нагрузку нужно дать на льду, выбираем последовательность тренировок. У нас ним полное взаимопонимание и доверие друг к другу.


Олег Ореховский, помимо работы с защитниками, отвечает за меньшинство. Андрей Тарасенко, помимо работы с нападающими, отвечает за большинство. Но все эти моменты мы тоже всё равно обсуждаем вместе и где-то, исходя из каких-то предложений, корректируем их.


Алексей Кривченков работает с молодыми ребятами и очень неплохо находит с ними общий язык. Плюс он же отвечает за видео-запросы на лавке. Вячеслав Гусов очень хорошо работает с видеоразборами – он профессионал своего дела. Помимо этого он работает с иностранцами и тоже помогает молодым ребятам, разбирает с ними видео и подсказывает им какие-то моменты.


- «Сибирь» покинули такие достаточно габаритные хоккеисты как Олег Пиганович, Глеб Зырянов, Игорь Макаров. Расставание с ними – это намеренное «облегчение» команды?


- Нет, это не было целью. У нас новые хоккеисты тоже совсем не маленькие. Акцент на этом тоже делали. Понятно, что нужны игроки, которые смогут продавить оборону, полезть на ворота.


- Расскажите о новичках «Сибири». В это межсезонье их получилось не так много.


- Мы видели как Олег Ли здорово играл в Хабаровске. В Петербурге он может быть был не в своей тарелке, но в Казани он тоже неплохо смотрелся. Понимаем, где его использовать. Это мобильный быстрый игрок. Очень надеюсь, что он придаст нам ещё больше динамики. Но и, конечно, мы ждём от него голов – в Хабаровске он показал, что умеет их забивать. Нам нужен был такой «энерджайзер».


Что касается Антона Красоткина, то конкуренция среди вратарей никогда не мешала. Он молодой перспективный вратарь.


С Ефимом Гуркиным я работал в «Автомобилисте» и знаю его сильные и слабые стороны. Брали его на определённую позицию. Он может сыграть в большинстве, неплохо катается. Надеюсь, что он будет одним из лидеров команды.


Илья Хохлов защитник такого же плана, как и Ефим. Где-то у нас может открыться и ещё одна хорошая пара под большинство. Он умеет неплохо играть по синей линии и хорошо играет с шайбой.


Виталий Меньшиков больше оборонительного плана защитник. Надеюсь, что он добавит команде злости, неуступчивости и будет давать определённую острастку сопернику.


Тимур Ахияров был свободным агентом после того как «Адмирал» расформировали. Во Владивостоке он к конце чемпионата играл в первой паре и отзывы тренерского штаба «Адмирала» по нему были очень неплохими. Это голодный злой парень 1999 года рождения. Надеемся, что он создаст конкуренцию ребятам. Это хорошо, что у нас есть возможность для ротации защитников потому, что сезон непростой будет.


Эрик О’Делл очень здорово играет на вбрасываниях. Он и на Олимпийские игры съездил, туда не так просто попасть. Это опытный игрок, который был лидером «Сочи». Эрик может сыграть как в центре, так и с краю. Не совсем удачный сезон у него получился в Магнитогорске, но надеемся, что следующий у него будет похож на его последний год в «Сочи». У нас нет опасений, что он без североамериканцев в команде может поникнуть. В Сочи Эрик играл вместе с Юрки Йокипаккой, они дружат семьями и я не думаю, что у него возникнут проблемы с адаптацией. Он не первый год играет в КХЛ и понимает российскую жизнь.


- Игра Меньшикова за «Трактор» не смутила?


- Понимали, что человеку сезон не вполне удался. Но мы брали его на определенную позицию. Понятно, что можно ошибиться при выборе игрока, но стараемся эти риски минимизировать. По Меньшикову мы наводили очень много справок, смотрели его предыдущие игры, в том числе и за «Сибирь», и очень хорошо знаем его сильные и слабые стороны.


- Саюстова после прихода О’Делла видите по прежнему в центре или собираетесь его использовать на краю?


- Пока Диму мы никуда не будем двигать. Он пока что останется центральным. Я на него очень надеюсь. У него есть и лидерские качества, и мастерство, и профессионализм. Но куда будем ставить О’Делла пока не могу сказать. Он может сыграть и на краю. Мы будем пробовать разные сочетания. Сезон длинный, возможны разные травмы и наши игроки должны быть готовы сыграть на разных позициях и в различных сочетаниях. Здорово, что у них обоих есть опыт игры и там, и там.


- Демидов – единственная реальная потеря в это межсезонье?


- Сначала, когда я разговаривал с Демидовым, то он хотел остаться в Новосибирске. Потом у него возникли какие-то вопросы и он поменял свою точку зрения. Несмотря на то, что он ограниченный свободный агент и права принадлежат клубу, человека же не заставишь работать, если у него нет желания. Это его выбор. Мне и тренерского штабу хотелось бы, чтобы Демидов остался в команде. Хотя не сказал бы, что он такой яркий сезон провёл.


- Удивлены были тем, что Ярослав Хабаров, который пропустил весь позапрошлый сезон, в этом пусть и не совсем ровно провёл «регулярку», но в плей-офф сыграл невероятно надёжно?


- Мы понимали, что после года без хоккея у него будут спады. Ему было очень тяжело на предсезонке. Мы с ним разговаривали прошлым летом и он сам говорил, что давно не проходил такие тяжёлые сборы. Но в этом году он в «Сибири» был и капитаном, и лидером в раздевалке, и ребятам молодым помогал. Он очень здорово влился в коллектив. Да, у него были определённые провалы, но без этого никак. А в плей-офф он показал всё своё мастерство, показал, что он раньше боролся за кубки.


- Сейчас селекция «Сибири» завершена или ещё кого-то ждёте?


- Тренеру всегда хочется большего. На сегодняшний день у нас уже есть 10 защитников. В нападении будут молодые ребята из МХЛ, которых планируем обкатывать и давать шанс. Есть мысли взять ещё одного нападающего, но это очень непростой процесс. Посмотрим на наши возможности, на рынок, на запросы игроков. Понятно, что нам нужна ротация в нападении.


- Задача на новый сезон команде будет поставлена позже, но для себя её определили?


- Для себя задача на первом этапе чемпионата – это плей-офф. Но пока первоочередная задача – подготовить ребят в оптимальной физической форме к старту чемпионата.


- Ваш коллега Андрей Мартемьянов в прошлом плей-офф бросил фразу, что от своего хоккея от отходить не собирается даже после того как «Автомобилист» горел 0-3 в серии. Вы планируете видоизменять хоккей «Сибири» этим летом?


- Понятно, что команды соперника анализируют наш хоккей, мы анализируем хоккей соперников. Конечно, мы будем добавлять что-то новое в тактику, но за основу будет браться игра, которая приносила результат команде. Нужно всегда искать что-то новое, и что-то будет сюрпризом для соперника.


БУДЕМ УДЕЛЯТЬ ОЧЕНЬ МНОГО ВНИМАНИЯ РАЗВИТИЮ МОЛОДЫХ ИГРОКОВ. ОНИ НУЖНЫ НАМ


- Прошлым летом вы говорили, что у «Сибири» нет мастеров уровня Вадима Шипачёва. Нет ощущения, что сейчас в Новосибирске достаточно быстро к званию мастера приближается Александр Шаров?


- Я очень рад, что Шаров прогрессирует. Дай Бог и дальше так расти. Ему сейчас всего 25 лет и это очень хороший возраст для того, чтобы прогрессировать дальше. У него есть все данные, чтобы регулярно попадать в сборную России. Всё будет зависеть от него.


- Прогрессом Никиты Короткова и Никиты Шашков в прошлом сезоне довольны?


- Они не сразу влились в команду. Тот же Шашков в фарм-клубе играл. Мы много разговаривали с ним и просили, чтобы он не останавливался, а продолжал работать. Он по ходу сезона получил шанс и им воспользовался. Всё, что от него требовали, он выполнял. Если говорить про то, довольны ли мы их прогрессом, то нельзя довольствоваться малым. У них есть потенциал, но нужна стабильность. Я надеюсь, что с годами у них это появится.


- Когда Шашков после травмы Пелтолы оказался во втором звене, то был на площадке одним из тех, от кого угроза исходила постоянно. Одна из его глобальных проблем сейчас – это завершение?


- Никита был у меня в «Сибирских Снайперах», и он работяга, который всегда полезет на ворота. У него не было яркого голевого чутья, оно даётся от Бога, но всё равно нужно работать над тем же броском, завершением. Многое зависит и от физподготовки. Если он будет усердно заниматься помимо работы со мной и с тренером по физподготовке, то вырастет в очень хорошего мастера.


- Прошлым летом у «Сибири» была проблема, когда команда не смогла определиться с лимитчиком 2000 года рождения. Сейчас есть понимание, кто будет занимать эти позиции?


- Сейчас уже есть круг ребят, у которых есть какая-то перспектива и которые выделяются в молодёжной команде. Это, прежде всего, Михаил Ромаев, который был в команде в прошлом году. Возьмём на сборы Никиту Потапова, Сергея Дубакина, Алексея Кривченкова. Посмотрим как со взрослыми ребятами будет выглядеть Дмитрий Овчинников. Из защитников пригласили Никиту Ефремова и Илью Пастухова, которые тоже уже были с командой. Пять человек из этих семерых будут проходить сборы с командой дальше. Будем серьёзное внимание уделять подготовке этих ребят. Нам очень нужны молодые.


- В конце прошлой «регулярки», когда вас спрашивали о Дмитрии Овчинникове, то вы говорили, что ему ещё не хватает физической мощности для того, чтобы регулярно играть в КХЛ. Насколько для молодого игрока реально за одно лето набрать серьёзную массу и при этом не потерять в других компонентах?


- А вы следили за карьерой Константина Окулова? Помните, сколько лет он набирал физические кондиции, сколько лет он проходил сборы с командой, а потом возвращался обратно в МХЛ с его талантом?


- Около двух-трёх лет.


- Вот примерно это время Овчинникову и понадобится, чтобы влиться в команду. Набрать мышечную массу – это не главное. Понятно, что сейчас так много борьбы и с его семьюдесятью килограммами просто выкинут за борт. Я знаю, что Овчинников в Новосибирске занимался с тренером по физподготовке на улице. В каком он сейчас состоянии покажет сбор. Понятно, что ему 18 лет и поначалу будет тяжело, но это мужской хоккей и к нему нужно быть готовым.


- Многие команды сейчас стараются синхронизировать все команды в вертикали и заставить их играть по одной системе. Как тесно вы взаимодействуете с Дмитрием Гоголевым?


- У нас хорошие рабочие отношения. Часто созваниваемся с ним и интересуемся в каком состоянии хоккеисты. Плюс мои помощники очень часто с ним общаются. Если говорить про одинаковый хоккей, то молодёжный всё равно отличается от взрослого: там больше азарта, больше бега, толкотни. Не считаю, что нужна какая-та синхронизация. Нужно, чтобы молодые игроки были готовы к переходу из команды МХЛ в КХЛ и были знакомы с определённым упражнениями, которые делает основная команда.


- Вас часто можно увидеть на матчах «Снайперов». Не считаете, что уровень МХЛ существенно просел в последние годы?


- Соглашусь с вами. Хотя уровень не то, что упал, а скорее усреднился и стало намного меньше таких талантов как Кузнецов, Тарасенко, как тот же Окулов.


- Вы ведь, если не ошибаюсь, некоторое время успели поработать в школе «Салавата Юлаева».


- Я тогда ходил помогал работать с детьми. Хотелось прочувствовать детский хоккей изнутри, потренировать детей. Это тоже был определённый опыт.


- Согласны с Андреем Разиным, что детский тренер – самая тяжёлая профессия в хоккее?


- Она не то, что тяжёлая, она скорее неблагодарная. Сейчас в детский спорт лезут все. Родители уверены, что их ребёнок лучше, что его незаслуженно не ставят, пишут письма в различные инстанции, что тренер плохой и берёт деньги. И вот эти люди, которые получают копейки за свою работу, ещё и становятся виновными. Всё равно всем ты не будешь угоден.


- Какую главную проблему выявили, когда увидели детский хоккей изнутри?


- В российском детском хоккее спрашивают с тренера результат, когда в том же европейском или североамериканском детском хоккее акцент идёт на обучение. И когда нужен реальный результат, то североамериканцы и европейцы начинают догонять российских ребят. В первую очередь нужно развить игрока, дать ему определённую технику катания и потом это принесёт свои плоды. Главные проблемы – это ставка на результат и влияние родителей.


- На что вообще в наших школах вообще не обращают внимания?


- В принципе, стараются уделять внимание всем компонентам. Но времени тренировочного не так много дают. Сейчас же дети ходят дополнительно бросать, оттачивать другие навыки. Главное, чтобы их туда не силком тащили, а они сами этим занимались с желанием.


- У вас есть понимание, почему в России в последние годы просела позиция центрального нападающего?


- Не сказал бы, что она просела. У нас одно время и защитников мало было, и потом вратарей не было. Наверное, лучшие уехал за океан. У нас есть хорошие центры, но они стареют и нужна подпитка от той же МХЛ. Может быть пока не так мы богаты талантами, а те, которые были, уже уехали. Сейчас вроде идут разговоры, что вернутся ребята, если не будет сезона в АХЛ. Посмотрим на всех тех, кто подавал надежды. Тот же Хованов должен приехать – очень талантливый парень.


- У вас было бы желание взять кого-то из таких ребят с контрактом новичка в НХЛ в аренду на один сезон? Некоторые считают таких игроков «временщиками».


- Я был бы не против взять такого игрока. Было бы здорово, если бы он ещё оказался и лимитчиком.


- Расскажите, как бывший центр, почему россияне так плохо играют на вбрасываниях?


- Я согласен с тем, что иностранцы лучше играют на вбрасываниях. Им с детства объясняют как это делать, посвящают этому много тренировок. Опять же, в России давит результат на тренера, а в Европе и Северной Америке этого нет и есть больше времени заняться такими мелочами. У них из года в год центральные нападающие хорошо играют на точке. Да, были Дацюк и Яшин, которые неплохо играли на вбрасываниях. У каждого из них была своя определённая техника и думаю, что этой техникой нужно делиться с ребятами. Время меняется. Раньше, например, можно было играть в клюшку – сейчас это делать нельзя. Могу по своей практике сказать, что мы занимаемся над тем, как правильно поставить руку, корректируем её положение, разбираем то, как ставит руку соперник, анализируем то, в какую сторону лучше выиграть вбрасывание. Конечно, мы ещё смотрим видео соперников, на чужих примерах разбираем эти моменты.


Иван Богун, Чемпионат.ком



articles