"Когда узнал об онкологии, не мог нормально говорить". Интервью Самвела Мнацяна

Large %d0%bc%d0%bd%d0%b0%d1%86%d1%8f%d0%bd2
В середине августа стало известно о том, что у защитника "Сибири" Самвела Мнацяна диагностирован рак – после удара в спину во время одного из матчей на позвонке хоккеиста образовалась опухоль. "СЭ" поговорил с игроком о его страшной болезни.

– Голос у вас на удивление очень бодрый и жизнерадостный.

– Первую неделю после того, как узнал о болезни, то ходил как в тумане. Словно по голове ударили. Первое время даже нормально говорить не мог. Понятно, что находился в состоянии шока. Но потом стал известен точный диагноз, и я пришел в себя.

– Болезнь стала следствием столкновения на льду или, возможно, эта какая-то наследственность?

– О наследственности говорить не приходится – в нашей семье ни у кого раньше такого не было. Я просто поехал забрать результаты обследования и узнал о том, что у меня проблемы. Онкологические заболевания редко проявляются и фиксируются на ранней стадии. Я уже об этом не думаю. Сейчас все мысли о лечении и восстановлении.

– Как проходит ваш день?


– Я уже прошел два сеанса химиотерапии и три – лучевой терапии на позвоночник. Самочувствие у меня нормальное, тьфу-тьфу. Терапию переношу спокойно. Кроме того, я хожу заниматься в зал, который нашел неподалеку. Еще гуляю с семьей – вместе со мной в Германии находятся моя мама, супруга Евгения и маленький сын Иосиф, которому через пару месяцев исполнится два с половиной года. Пока я не лысый, поэтому выгляжу нормально (смеется).

– Врачи не считают тренировки в нынешней ситуации излишними?

– Я же не усердствую. Кручу педали на велосипеде, делаю пару упражнений на пресс, еще кое-что. Доктора мне ничего не запрещают, относятся к моим занятиям спокойно и говорят, чтобы я по возможности не менял свой образ жизни и продолжал жить, как и раньше. Это касается, например, и рациона питания.

– В октябре будет операция?

– Пока идет курс химиотерапии. В октябре будет повторное обследование, а потом уже последуют какие-то шаги – врачи решат, делать ли мне операцию или что-нибудь еще. Доктора говорят, что мой случай нетипичный, поэтому не знают, как будет дальше развиваться ситуация. Организм у меня молодой, нахожусь в нормальной физической форме. Врачи верят в хорошее.

– Известны примеры в НХЛ, когда игроки побеждали рак и потом возвращались на лед. Самый знаменитый из них – Марио Лемье. Недавно это удалось сделать Брайану Бойлу из "Нью-Джерси", а в России несколько лет назад Никите Квартальнову.

– Он как только узнал о моей ситуации, то сразу мне набрал, хотя мы с ним лично не были знакомы. Поддержал, дал несколько советов.

– Чей-то звонок или сообщение в эти дни вас удивил?

– После того, как стало известно о заболевании, со мной связалось так много людей, что не хочется кого-то забыть и обидеть. Перечислять их можно долго. Я в первую очередь хотел бы выразить благодарность хоккейному клубу "Сибирь", своему агенту Шуми Бабаеву и моему другу Евгению Тимкину за то, что не оставили меня одного в такой сложный момент. Знаю, и что профсоюз хоккеистов провел благотворительный матч в любительской лиге, на днях его представители обещали перечислить деньги на лечение. Большое спасибо за моральную поддержку и финансовую помощь коллегам-хоккеистам, друзьям, болельщикам и всем людям, которые не остались равнодушными к моей беде. Все видео с обращениями, звонки, комментарии сейчас очень важны для меня. Они поднимают боевой дух и улучшают настроение.

– Я поговорил с теми, кто вас неплохо знает – тренерами, агентами. Все уверены, что такой боец, как вы, обязаны справиться с недугом.

– Не хочу кидаться громкими словами. Но верю, надеюсь и борюсь. В этом плане у меня нормальное настроение.

Михаил Зислис, "Спорт-Экспресс"



обсудить на форуме

статьи