Кирилл Фастовский: "Было бы правильнее снизить потолок зарплат в КХЛ еще немного"

Large 44f297a5d0e12531a95544c73cf958fc59da89751de4f422111202
Обозреватель «Матч ТВ» встретился в Москве с генеральным менеджером Кириллом Фастовским, чья «Сибирь» после трех лет с девятыми местами на Востоке вышла в плей-офф и в первом же раунде уверенно выбила сильный «Автомобилист» (4-1).

— Какой по счету двухлетний контракт с «Сибирью» вы подписали в конце мая, Кирилл Валерьевич? Седьмой?

— Шестой. Да, я подписываю по два года. Прошло уже 10 лет. И я иду на 11-й сезон в Новосибирске.


— Я вас с этим поздравляю. Кроме того, «Матч ТВ» составлял рейтинг лучших генменеджеров КХЛ, и вы в нем заняли первое место. «Сибирь» же стала главной сенсацией сезона.

— Да? Это очень приятно.


— На вас было большое давление из-за того, что «Сибирь» три года подряд становилась девятой на Востоке? Можно ведь было и не подписать шестой контракт.

— Не скажу, что возникало чувство, будто мы ходим по краю пропасти. Спасибо владельцам клуба — они видели нашу работу и понимали, что происходит. Мы знали причины и то, как из этой ситуации выходить. Ломать, начиная все сначала, никто не хотел.

Понятно, что результат в спорте гарантировать нельзя, и все делается по наитию. Тут и опыт, да и просто нужно угадать. Должен помочь счастливый случай.


— Вы о назначении главного тренера?

— Я очень хотел, чтобы Николай Заварухин возглавил «Сибирь». Хотя понимал, что все начнут говорить: вот, у человека нет опыта…

Но мне в этом плане легче. Я всегда приглашал именно таких, не особо опытных тренеров. И посмотрите, как они сейчас работают в лиге. Мне очень приятно, что много хороших наставников прошло через «Сибирь».



— Дмитрий Юшкевич. Дмитрий Квартальнов. Петерис Скудра. Игорь Никитин. Андрей Скабелка…

— Мы понимали, куда идем и что делаем. Поэтому главным было угадать с иностранцами. Вот здесь слово «угадать» подходит абсолютно и стопроцентно. В прошлом году мы взяли двух лучших игроков чемпионата Финляндии. Причем они играли вместе. Мы их двоих и подписали. Помните, чем все это закончилось?


— Юлиус Юнттила из «Кярпят» провел за вас только пять матчей (0 очков), Шарль Бертран — 23, набрав 3 (2+1) очка. Оба — форварды.

— Ну а теперь мы пошли по другому пути. И угадали. Поэтому продлили с иностранцами наши взаимоотношения.


— Вы сами «Сибирь» называете «командой с неочевидной селекцией». Но неужели это угадайка? Я даже написал по ходу плей-офф, что ваш клуб можно заявлять вместо сборной Финляндии на чемпионат мира.

— Да, угадайка. Мы не знали, как себя проявят иностранцы. Любому хоккеисту важно попасть в свой город, в свою команду, к своим тренерам. Как он разовьется? Получится ли? Готов ли он играть в нужном стиле по заданию?

Финны оказались готовыми, и вся команда отработала дисциплинированно. Вот именно поэтому я хотел, чтобы Николай Заварухин пришел в «Сибирь».


— А что он радикально изменил в клубе? Почему так в него верили?

— Он проповедует правильный стиль. У него есть подход к игрокам. Он понимает, что такое «Сибирь». Как надо работать, какой должна быть команда при соответствующем бюджете. Как готовиться на предсезонке, как проводить матчи. И я ведь знал, как он работает.


— Заварухин в 2015 году возглавлял клуб МХЛ «Сибирские снайперы».

— Мы тогда проводили много бесед, обсуждали его подходы. Рассуждали, что такое «Сибирь» в хоккейном пространстве. Мне очень понравилось, что Заварухин полностью разделяет мои взгляды. Он мыслит правильно.


— Как раз Заварухин занял первое место в списке лучших тренеров сезона от «Матч ТВ».

— Видимо, это потому, что он дал результат.


— Вы знали, что серия с «Автомобилистом» пройдет именно так?

— Я понимал, что именно так мы и будем играть.


— Жестко от обороны.

— Мы и в сезоне к этому шли. Довольно долго, методом проб и ошибок. Были и провалы. Мы все это анализировали, исправляли.


- Доус набрал 0+1.

— Тут было важно закрыть всю команду, а не только Доуса. Много мастеровитых ребят в «Автомобилисте», которые в плане созидания значительно сильнее наших хоккеистов. Нужно им было что-то противопоставить. Но мы к этому и готовились. В таком стиле против лидеров и играли.


— Жаль, что отменили сезон. У вас были бы хорошие шансы во втором раунде с «Барысом», и главного тренера Скабелку вы отлично знаете.

— Я не люблю сослагательное наклонение. А если бы получилось наоборот? «Барыс» и Скабелка считались безусловными фаворитами в нашей паре. И сезон здорово провели, и Андрей Владимирович отработал блестяще.

Мне обидно только, что не получилось зрелище. Не потому, что мы упустили какую-то медаль. Это был бы офигенный хоккей! А так наши хоккеисты были настроены на победу, рвались в бой. И они уже знали, как надо выигрывать у более мастеровитых команд.


— КХЛ ввела жесткий потолок зарплат в 900 млн рублей. «Сибири» пришлось резать косты?

— Для нас потолок не является потолком. Он значительно ниже. Но из-за новых правил некоторые игроки очевидно стали дешевле. На нас это тоже повлияло. Мы провели беседы с какими-то хоккеистами, предложив им снижение контракта. Хорошо, что они на это пошли без шума-гама. Ничего в прессу не выносили.

Но это просто изменение рынка. Тут еще уход «Адмирала» очень сильно сказался. Появились игроки, которые по уровню равны нашим, при этом их зарплатные запросы гораздо меньше.

Да, кому-то пришлось подвинуться. И мы тут оказались в выигрыше. Например, я мечтал года два о таком форварде, как Эрик О’Делл. Он прям вот наш игрок. Очень хотел его получить. Но это была ягода не нашего поля. Даже подступиться было нельзя. А в этом году нам это удалось. Все благодаря потолку зарплат.


— Легче стало вести переговоры?

— Раньше ты предлагаешь какую-то сумму, а другой высокобюджетный клуб просто ее удваивает или утраивает. Разговор даже не шел на уровне один миллион туда-сюда. Начиналось умножение. У клубов со средними и низкими бюджетами не было шансов вообще получить желаемых игроков.

Теперь ситуация изменилась. Не радикально, и не надо придумывать сказки, что сейчас все изменится. Все должно устаканиться, и это долгий процесс. Эффект от введения потолка зарплат не наступит моментально. Должно пройти два-три сезона. Тогда мы увидим, в чем разница.


— Как вы думаете, хоккеисты все равно много получают?

— Было бы правильнее снизить потолок еще немного. Собственно, это и было прописано в стратегии КХЛ, что сначала вводится жесткий потолок в 900 млн, потом — 850, а за этим — 800.

И это будет правильно, чтобы оценить те усилия, которые приложил хоккеист, чтобы выйти на такой уровень. Я против того, чтобы спортсмена сравнивали с рабочим на заводе. Хоккеист уровня КХЛ — это уникальный талант. Ты для этого должен с шести лет каждый день себя истязать, режим не нарушать, всякими гадостями не заниматься.

И сколько они играют на высшем уровне? Лет 10-12, и все. Если еще травму не получишь. Спортсмены за все платят своим здоровьем.

И эта сумма правильная, чтобы человек определился по жизни, поднял свою семью, дал детям образование…


— Все 12 лет в КХЛ хозяином вашего клуба был Дмитрий Босов. В мае он трагически ушел из жизни. Будущее «Сибири» теперь туманно?

— Это большая трагедия. Дмитрий Борисович сделал для «Сибири» невероятно много. Новейшая история клуба писалась при его непосредственном участии. Даже логотип клуба в виде снежинки — его посыл, он сам участвовал в этом ребрендинге. До таких мелочей доходило.

Спасибо компании «Сибирский антрацит», что были подтверждены все финансовые обязательства, и на «Сибири» эта беда не скажется никак. Но мы потеряли такого человека, и это трагедия.

— Что вы ждете в сентябре, когда после пандемии коронавируса нужно начинать чемпионат КХЛ?

— Начало сезона будет непростым. Вопросов очень много, и ответов на них пока нет. Мы все верим, что сможем быстро решить проблемы. Но мы закупаем диспенсеры, антисептики, все нужное во дворец. Без этого не обойтись.

Мы запланировали на предсезонку какие-то товарищеские игры. Но видимо, нам не разрешат запустить зрителей. Мы тоже к этому готовимся и будем вынуждены извиниться перед нашими болельщиками. При том, что на такие матчи даже летом мы могли бы собрать полный дворец. Но поможет телевидение…


— То есть вы как команда быстрого реагирования.

— А сейчас все клубы в таком положении. Мы все на низком старте. Любой выстрел сигнальной ракеты, и мы рванули — каждый в обозначенную сторону.


— Как до «Сибири» доберутся иностранцы?

— Великолепный вопрос, ответа на который пока не знает никто. Если только повторить подвиг футболистов «Спартака», пересекавших границу на велосипеде?


— Если в следующем сезоне «Сибирь» снова займет пятое место на Востоке и выйдет во второй раунд — вас это устроит?

— Да. Безусловно. А почему нет?


— Нужно делать шаг вперед.

— Вы же не сказали, что мы во втором раунде проиграем. Железная логика! Пятое место в конференции можно и повторить. А в плей-офф как выступим — еще увидим.


— Что скажете новосибирским болельщикам? Как вернете людей на трибуны?

— Хоккей все равно будет жить. Любое спортивное мероприятие возобновится. Мы продолжим создавать зрелище, будем работать как минимум не хуже.

Мы все верим в команду. Это уже мой родной город, и это мой родной клуб. Теперь даже представить себя не могу без «Сибири».

Продолжайте ходить на стадион. А мы всегда были искренними, и команда играла честно. Даже если мы проигрывали, то честно. И могли смотреть людям в глаза. Мы никого не обманывали. Никто не халтурил. Просто оно так получалось.

И сейчас я обещаю, что мы останемся такими же искренними и честными по отношению к своим болельщикам. Мы будем биться, стараться. И мы знаем пути к успеху.


Павел Лысенков, "Советский спорт"




статьи