Николай Заварухин: «Есть неприятная недосказанность от работы с «Сибирью»

Large %d0%b7%d0%b0%d0%b2%d0%b0
Главный тренер «Сибири» Николай Заварухин рассказал о своём будущем, причинах непопадания в плей-офф и наиболее интересных сериях Кубка Гагарина.

«В Кубке Гагарина болел за «Динамо». Всё-таки Крикунов мой наставник»


— «Сибирь» завершила сезон, но хоккей вы наверняка смотрите. Какая серия плей-офф вам наиболее интересна?

— Каждый матч стараюсь смотреть. Что-то новое для себя подмечаю. Больше всего понравилось «Зелёное дерби». Очень мощно и мобильно выглядел «Ак Барс». Настоящий единый кулак, который добавлял с каждым матчем. Казанцы выглядели солидно во всех линиях, перекрыли финскую тройку, хотя моменты у них иногда всё-таки возникали. Я не понаслышке знаю, как сложно выключить из игры Теему Хартикайнена с партнёрами.


— ЦСКА — «Локомотив» — это хоккейные шахматы?

— Не то что шахматы, но игра кость в кость: кто кого перетерпит, перебьёт. Очень большое значение в этой серии играет удача. Что тем, что другим важна гибкость, готовность когда надо перетерпеть. Порадовался за Костю Окулова, который с течением серии прибавил, начал оказывать серьёзное влияние на результат. Ждал от него такой игры ещё раньше.


— А если говорить о ваших симпатиях, то на чьей они стороне?

— Не буду скрывать, болел за московское «Динамо». У меня есть симпатия и уважение к Владимиру Васильевичу Крикунову. Всё-таки он мой наставник. Увы, у них выпал Дмитрий Кагарлицкий, не хватило яркого игрока в первом звене. Ну и СКА, надо отметить, поменял тактику. Особенно это касается московских матчей, где они сыграли от обороны. Вышли из тени лидеры Ткачёв и Бурдасов.


— Андрей Разин как-то сказал, что хочет ориентироваться на Никитина и Билялетдинова. У вас есть подобный пример среди тренеров?

— Наверное, это симбиоз. Не только у Крикунова что-то взял, но и у Ишматова, Михалёва, Тихонова — у каждого, с кем работал в бытность хоккеистом. Но хоккей меняется, нужно следовать трендам. Плюс ты всегда отталкиваешься от того, какие исполнители собраны в команде. Есть мастера — можно строить игру от атаки. Если собраны работяги — это строгая оборона. Что мне импонирует в работе Игоря Никитина: его ЦСКА может сыграть гибко.


— Был ли момент в этом сезоне, когда вы звонили Крикунову и спрашивали совета?

— Конечно, мы постоянно общаемся. Ни у одного тренера не было опыта, как вести себя в ситуации с коронавирусом. Обменивались мнением. У многих ребят в «Сибири» был завышенный сердечный ритм. Надевали датчики во время игр, отслеживали состояние. Бывало, игрок пробежит десять метров, а у него пульс 180. Никто не знает, почему так. Советовался не только с Владимиром Васильевичем, но и с другими тренерами. Многие команды набирали физические кондиции через игры. У кого побольше мастерства — тем полегче было.


«Будь у «Сибири» команда помоложе – период коронавируса перенесли бы проще»


— Вы много говорили о негативном влиянии коронавируса на результаты. Но ведь ковидом переболели все без исключения команды в КХЛ. Рижское «Динамо» вообще дважды по ходу сезона уходило на карантин. Тогда как «Сибирь» переболела незадолго до старта чемпионата. Есть ли вообще то самое «удобное» время?

— Я считаю, что если был бы хороший старт — был бы задел из очков. А так многие ребята из-за неудачного начала чемпионата потеряли уверенность. Плюс у нас основной вратарь не провёл ни одного матча на подготовительном этапе. Сятери был просто не готов. Понятно, что болели все команды, но не забывайте, что из Новосибирска длинные перелёты.


— На ваш взгляд, это сказывается?

— Сильно сказывается. Не только перелёты, но и разница часовых поясов. Особенно это сказывается после болезни, когда восстанавливаться приходится в самолётах. Это не какая-то отмазка, а моё наблюдение. Мы же смотрим, как при графике игр через день ведёт себя команда на третий день, на четвёртый. Где-то приходилось снижать нагрузки. Пробовали разные приёмы, отменяли даже ночные перелёты. Надо понимать, что «Сибирь» такая команда, что нам очень важно движение. Без него тяжело.


— Был ли в этом плане критичен высокий средний возраст команды?

— Возможно, будь более молодая команда, она бы этот период коронавируса пережила попроще. У нас один парень два раза в больнице лежат. Конечно, хочется, чтобы команда помоложе была. Даже если не брать коронавирус, молодые при графике игр через день быстрее восстанавливаются. Но где взять таких ярких, чтобы они сразу были готовы к КХЛ? Понятно, что есть перспективные парни, но им нужно время. Хотя мы ещё на старте сезона давали молодым игровое время. Но когда я увидел, как того же Овчинникова встретил Емелин...


— То есть тот силовой приём в Балашихе убедил вас в том, что Дмитрию рано играть в КХЛ?

— Не то что один силовой приём, а вся поездка. Чтобы не загубить парня, его надо подводить к главной команде постепенно. Мы же по ходу сезона и его привлекали к тренировкам, и Ефремова с Пастуховым, Дубакина. За сезон через основу «Сибири» прошло больше молодых ребят, чем через многие другие команды.


— Вы ведь не один год тренировали «Сибирских Снайперов» и можете сравнивать. Нынешнее поколение соответствует тому, с которым вы работала в МХЛ?

— Я считаю, что уровень немного просел. Вспомните, кто у меня тогда был в команде: Бутузов, Окулов, Яковлев. Больше талантливых ребят. Попадались в лиге такие игроки, которые могли в одиночку обыграть всю команду. Вспомните Женю Кузнецова, который зацепил МХЛ.


«В определённый момент нужно было посадить легионеров – это моё упущение»


— Я говорил с Петерисом Скудрой и он признался, что такие сезоны добавляют седины. Для вас это тоже самый тяжёлый сезон?

— Да. Очень тяжёлый сезон. Я и сам болел, и команда болела. Ребята выходили играть даже без тренировок, поступали по-мужски. Спасибо им большое за это. Для меня это большой опыт, пусть в итоге и отрицательный. Скажу честно, я не хочу, чтобы такие сезоны повторялись в будущем. Первый сезон в Новосибирске получился успешным, но коронавирус прибил мою работу, работу всего тренерского штаба, старания игроков. Во втором сезоне команда была достойна большего. Был коллектив, мы хорошо смотрелись на предсезонных турнирах...


— В какой момент что-то надломилось?

— Здесь несколько составляющих. Это и неудачный старт, и чехарда с вратарями. Не скрою, были и проблемы с легионерами.


— Иногда казалось, что Микаэля Руохомаа и Юрки Йокипакку не мешало бы посадить в запас, но вы этого не делали. Опасались конфликта или понимали, что они как минимум в большинстве за счёт мастерства принесут пользу?

— Трения у нас итак были. Я с них спрашивал, говорил, что они лидеры и должны это доказывать своей игрой. Но здесь, наверное, было моё упущение: в определённый момент действительно нужно было их посадить в запас. Рассчитывал на их профессионализм, держа в голове предыдущий сезон, когда наши легионеры показали свой уровень.


— На ваш взгляд, всё дело в «сытости»? Тот же Йокипакка сдал, подписав двухлетний контракт. Есть мнение, что со временем иностранцы теряют мотивацию.

— В КХЛ есть легионеры, которые и по прошествии пяти лет показывают класс. Взять того же Хартикайнена. Я думаю, главная проблема в случае с нашими иностранцами — это всё-таки отсутствие семей. Закрытые границы не позволяли им быть вместе. Судя по разговорам, финны из-за этого сильно переживали. Но если вы профессионалы — должны держать планку. Легионеры получают большие деньги по сравнению с русскими ребятами, от них ждут соответствующей игры.


— На летние сборы легионеры «Сибири» прибыли в расположение команды на неделю позже. Теперь, когда команда тренируется в Новосибирске, их тоже нет. Справедлив ли такой подход?

— Это, наверное, вопрос к людям, которые заключают контракты и прописывают там соответствующие пункты.


— Но не порождает ли это раскол в коллективе?

— Я в этой ситуации поступил так. Собрал костяк русских ребят и объяснил им, чтобы не было разговоров за спиной: да, я отпускаю легионеров повидаться с семьями, но только для того, чтобы они напитались положительными эмоциями и впоследствии помогли команде. Они вернулись, начали более-менее играть, но не было того коллектива, что год назад.


«Сятери пропускал нелепые голы.  Я боялся, что он сломается психологически»


— Если говорить про чехарду вратарей. Не была ли она связана в том числе с персоной Яри Каарела? Поговаривали, что он пытался изменить стиль Харри Сятери.

— Я не хочу обсуждать работу Каарела. Так получилось, что вратари не дали результат, а он за них отвечал. Значит, что-то было сделано неправильно.


— Мне кажется, вам было сложно разорваться между тремя вратарями, а после обмена Красикова всё наладилось.

— Знаете, я ещё игроком застал ситуацию, когда в команде было три вратаря, два из которых — примерно одного уровня. И ничего хорошего из этого не вышло. Похожая ситуация была и в «Автомобилисте», когда там боролись за место в составе Коварж, Устинский и Сохатский. У нас же в «Сибири» вратари не успевали набрать форму. На тренировках нужно было каждому уделить внимание. Может быть, не будь коронавируса, можно было их как-то чередовать, кого-то в Высшую лигу отправить. Но в данной ситуации одно наложились на другое. Если сравнивать с прошлым сезоном, то тогда у нас была чуть ли не лучшая пара вратарей в лиге. И Сятери как первый номер, и Красиков как бэкап делали своё дело. Между ними, если посмотреть статистику, был минимальный разрыв.


— Вы хотя бы на секунду сомневались в том, что Сятери вернётся на свой уровень?

— Я ему доверял весь чемпионат. Может быть, даже слишком доверял. Харри тяжело входил в сезон, пропускал нелепые голы. Ему нужно было давать набирать форму через игры, но я боялся, что Сятери сломается психологически. То от борта ему залетало, то за минуту два гола пропустит. Но к концу чемпионата наш основной вратарь набрал оптимальную форму и был готов к плей-офф. Жаль, только плей-офф не было.


— Из причин неудачного сезона вы называли и полупустой дворец. Вы ведь приезжали в Новосибирск и игроком, и тренером других команд. В чем секрет ЛДС «Сибирь»?

— В Новосибирске болельщики — это действительно шестой игрок. Здесь травмированный хоккеист побежит быстрее здорового. От «славься, „Сибирь“!» у соперников ноги подкашиваются, а для местных это дополнительный импульс. Когда стадион начал потихоньку заполняться — и ноги побежали.


— Можно сказать, что «Сибирь» зависима от болельщиков?

— Да. Сложно рассуждать, набрали ли мы больше очков с полными трибунами или нет, но эмоций фанаты точно бы добавили.


«Соперники подстроились под наше большинство.  Не хватало в центре О’Делла»


— «Сибирь» — четвертая команда с конца по реализации большинства. На ваш взгляд, сколько здесь вины игроков, а сколько — тренеров?

— Многие тренеры считают, что реализация большинства в основном зависит от мастерства исполнителей. И я с ними соглашусь. Хотя и без тренерских наработок, идей — никуда. Мы разбираем каждую команду, как она играет в меньшинстве, подстраиваем свой розыгрыш. Не всё, конечно, получалось.


— В чём вы видите причину такой слабой реализации?

— Соперники подстроились под наше звено. В прошлом году легионеры много забивали в большинстве, а в этом у них игра не шла. Пробовали разные связки, меняли сочетания. Жаль, что на определённом этапе из-за травмы выбыл Егор Миловзоров. Он был важной частью нашего большинства.


— Если так посмотреть, у «Сибири» был и бросающий игрок в лице Пуустинена, и диспетчер Руохомаа. Пусть не с начала сезона, но всё же был праворукий защитник — Ермаков. Под воротами играл «столба» Романцев. Казалось бы, полный комплект для бригады большинства.

— Не хватало нам игрока в центре. На эту роль мы брали Эрика О’Делла. Планировалось, чтобы они с Романцевым менялись местами, тем самым запутывая соперника.


— Какое качество потеряла «Сибирь» после того, как О’Делл выбыл до конца сезона? Если убрать за скобки его функции в большинстве.

— Прежде всего, агрессию. Мы знали кого берём. О’Делл может сыграть и в атаке, и в обороне. Он жёсткий игрок, столп команды. Эрик и результативного играет, и на вбрасываниях хорош.


— Вы говорите о вбрасываниях, но при этом использовали центрального нападающего О’Делла на фланге. Почему?

— У него были проблемы со здоровьем. Он не мог играть на вбрасываниях.


— Так всё-таки, кто из тренеров в «Сибири» занимался большинством? Насчёт этого много недосказанности...

— Большинством занимался весь тренерский штаб. А отвечает за всё главный тренер.


«Увидел в Шашкове подросшего мужичка – скоро он возьмёт команду в свои руки»


— Мог бы иностранец, которого вместо Пекки Йормакки «Сибирь» в дедлайн так и не подписала, исправить ситуацию?

— Если бы был качественный легионер, он нам бы, безусловно, помог. Нам часто не хватало одного гола, который мастеровитый игрок мог бы принести. Сколько могли забивать Шашков или Коротков? Но им не хватило реализации моментов. Но я всё равно рад видеть прогресс того же Шашкова. Он полезно играл на команду. Мне понравилось, как Никита проявил себя, когда я доверил ему ассистентскую нашивку. Увидел в нём подросшего мужичка. Думаю, в скором времени он возьмёт в свои руки команду.


— Не желаете, что иногда оставляли Шашкова в запасе?

— На него влияла физическая готовность. Когда Никита немного проседал по «физике», то не был достаточно мобилен. Я всё-таки хотел его видеть на сто процентов готовым.


— Говоря о недостатке мобильности. Насколько я понимаю, из-за этого вы отказались от Глеба Зырянова. Удивились, когда он выстрелил в Риге, забив за неполный сезон семь шайб?

— Может быть, так ситуация сложилась? Он остался без команды, цеплялся за шанс. Ему всё-таки семью кормить надо. Но для «Сибири» и правда Зырянову не хватало мобильности, хотя парень он хороший. Я решил, что лучше оставить Яковлева и Короткова.


— Показалось, что после дедлайна, в который на Данила Романцева по слухам претендовало несколько клубов, он словно потух.

— Когда эта информация появилась в прессе — я решил поговорить с Данилой. И по нашей беседе я понял, что большого желания менять команду у него нет. Мне важно было понять, чего от него ждать. Я рассчитывал на него. Романцев решил отложить решение о своём будущем до межсезонья. Если же говорить о его игре, то, наверное, он в начале слишком высоко задрал планку, которой не смог соответствовать на протяжении всего сезона.


— Если продолжать тему влияния контрактных дел на качество игры. Многие болельщики «Сибири» уверены, что Николай Демидов не хотел играть за клуб. На ваш взгляд, его полугодовая забастовка в итоге сказалась?

— Я считаю, этот простой не пошёл ему на пользу. Коля — талантливый защитник, но этот сезон он провёл даже хуже, чем предыдущий. Наверное, пора ему взяться за голову и понять, чего он хочет. Загубить талант ничего не стоит. Здесь ведь в чём ещё дело? Демидову надо держать себя в форме. Он играет за счёт взрывной работы. А без «физики» так таскать шайбу у него не получается.


— На ваш взгляд, потенциал какого игрока «Сибири» пока не реализован?

— Про Овчинникова могу уверенно сказать — у него есть потенциал. Дима нестандартный игрок, взрывной. Есть, с чем работать. Можно развивать его талант. Нужно разве что подтянуть физические данные, а в остальном — всё зависит от него. Ну и не могу не отметить Шашкова, о котором уже говорил выше.


— При вас на новый уровень вышел Ефим Гуркин. Понимали, что в «Автомобилисте» он не получал роль, в которой мог проявить себя?

— Безусловно. Он потянул новую для себя роль. Перед переходом я и Гуркину звонил, и Олегу Ли. Обрисовывал, на какие роли мы берём каждого из них. Я пообещал Ефиму, что у него будет возможность проявить себя во второй бригаде большинства. Потянешь эту роль — пожалуйста. Гуркин и в коллективе нам помог. Тоже самое касается Ли. У него первый вопрос был «а я буду играть в большинстве»? В итоге он стал лидером команды, вернувшись на уровень, который у него был в Хабаровске.


«Логинов объединял коллектив.  Другим ребятам не хватало жёсткости»


— И вы и, и игроки неоднократно давали понять, что «Сибири» в этом сезоне не хватило настоящего вожака. Что делал для коллектива бывший капитан Александр Логинов, чего не смогли другие?

— Меня критиковали за то, что уфимец ставит в состав умифца, а он ошибается. Я на это внимание на обращал. Логинов пользовался уважением в коллективе. Его и иностранцы слушались. Саша мог высказать претензии, если кто-то ошибся или неправильно себя повёл. Не только тренер должен это делать. Так что Логинов действительно объединял коллектив.


— Санникову, Чесалину и другим игрокам, носившим капитанскую нашивку в этом сезоне, это не удалось?

— Ни про кого из них не хочу сказать ничего плохого. Тот же Чесалин — командный духовитый игрок. Может быть, где-то жёсткости не хватало. Что-то не сложилось. Я со своей стороны, как главный тренер, пытался повлиять на ситуацию, но у нас не сложился такой же крепкий коллектив, как в прошлом году.


— Виталий Меньшиков и Степан Санников — примеры того, что нельзя в одну реку войти дважды?

— Вы знаете, сейчас команда тренируется, и Санников очень прилично выглядит! Он набрал форму, жаль, что так поздно. Сказался и ковид, и возраст. Да, Стёпе всего 30 лет, но он моторный игрок. Его игра зависит от движения, а его не было. У Санникова нет таких качеств, как у Мозякина, который может отдать точную передачу хоть стоя, хоть сидя.


— Почему мы так и не увидели того Меньшикова, который когда-то мог и подраться, и просто заступиться за партнёров?

— Я тоже надеялся на то, что он будет давать острастку нападающим соперника, где-то подерётся, заведёт коллектив стычками. Но, видимо, он не понял, что от него хотят. Виталий начал играть в хоккей, рассуждать, что он игрок большинства. Я считаю, что каждый должен заниматься своей работой. Мы надеялись на совершенно другого Меньшикова.


— Четыре победы в последней выездной серии сезона — что это было? Игроки скинули груз ответственности за результат?

— Всё может быть. Психология придавливает некоторых игроков, но не всех. Наверное, мы ещё хорошо поработали в февральском перерыве. Конец чемпионата показал, что мы на правильном пути. По сравнению с началом сезона — небо и земля. Всё-таки старт нас подкосил.


— Александр Шаров в последних двух играх сезона набрал 4 очка. Значит ли это, что он этому давлению был подвержен в большей степени?

— Я смотрел его статистику, думал об этом. Наверное, он не совсем смог «переварить» игровое время. Я ему давал больше играть, чем год назад. Выпускал в большинстве и меньшинстве. Где-то ему не хватило свежести в завершении. Хотя моментов было очень много. Я верил в Шарова на протяжении всего сезона, у меня не было сомнений, что он — хороший игрок. Не только в атаке, он универсал. Может быть, ему летом надо было больше заниматься над физикой? Может быть, сказался фактор женитьбы? Есть ведь в хоккейном мире такое поверье.


«Сибирь» предлагала контракт.  Я озвучил свои условия – они не касаются финансов»


— Этот год сильно поменял вас как тренера?

— Тактика поменялась не только у меня, но и во всей лиге. Хоккей немного упростился. Среднюю зону команды пролетают одной передачей. Много стало прессинга. Игроки иногда идут по трое, не дают поднять голову. Много решает мобильность игроков. Мы тоже пытались играть активно, но не всегда успевали возвращаться. Может быть, сказывался возраст игроков. По сравнению с прошлым сезоном больше старались играть с шайбой. Хотя год назад бывало, что нас перебрасывали, а мы выигрывали.


— А если говорить про отношения с игроками?

— Из-за всей этой ситуации с пандемией не хотел играть в тирана. Некоторые ребята переболели, пришли неготовые. Не хотел быть к ним слишком жёстким. Хотя где-то надо было, наверное. Но я сам болел, знаю, каково это. Опыт я получил огромный.


— У вас есть понимание о своём будущем?

— Есть намётки. Что-то из них, наверное, сбудется. Честно скажу: есть недосказанность от работы с «Сибирью». Неприятная недосказанность. Нет удовлетворения от конечного результата. А так, у меня появилось много знакомых в Новосибирске, кто поддерживал меня. Спасибо им за это.


— «Сибирь» вам предлагала контракт?

— Да.


— Какой ответ вы дали?

— Я озвучил свои условия. И они не касаются финансов.


— Могли бы вы, как ваш товарищ Николай Цулыгин, уйти с позиции главного тренера обратно в помощники?

— Всё возможно.


— Для вас это не догма?

— Я работать хочу. Для меня это главное.


Дмитрий Ерыкалов



статьи