Олег Ли: «Часто вспоминаем с Бывальцевым совместные игры и скучаем по нашей связке»

Large payiehczyte
После матча СКА — «Сибирь» на вопросы Охтинского пресс-центра ответил нападающий новосибирской команды, бывший «армеец» Олег Ли.

— Мы начали немножко робко. Соперник мастеровитый, любит играть в нападении. Нужно было привыкнуть к темпу. Во втором периоде, считаю, мы более-менее выровняли игру, и в третьем уже играли в свою игру, как договаривались в раздевалке. С голами на контратаке нам во многом повезло. Они стали плодами нашей работы — получилось выиграть.

 

— Почему у Вас в этом матче не всё получалось: Вы открывались не там и менялись не вовремя?

 — Такое бывает. Повторюсь, что соперник навязывает свой темп, в результате происходят такие невынужденные ошибки. Соперник давит, а мы в каких-то моментах не совсем собраны — от этого ошибки идут.

 

— Почему Вы в большинстве играли на позиции центра?

 — Нет, я просто играл перед воротами. У нас есть розыгрыш, на этот раз было вот так. Тренер смотрит, как лучше, мы ещё ищем оптимальную комбинацию. У нас, честно говоря, неважное большинство. Хочется забивать побольше, да и статистика об этом говорит.

 

— Что вы чувствуете, когда играете против команды, в которой состояли раньше?

 — Питер замечательный, атмосфера на арене хорошая. Конечно, в СКА много людей поменялось. Здесь традиционно очень большой поток игроков. Осталось не так много ребят, с которыми я играл, но приятно встретиться с ними на льду. И вдвойне приятно у них выиграть. (улыбается)

 

— Почему в прошлом сезоне за 56 матчей у Вас было 31 очко, а в этом за 24 всего 10? Что мешает сохранять прежнюю результативность?

 — Нужно смотреть, сколько сейчас забивает вся наша команда. По-моему мы идём на предпоследнем месте по забитым шайбам. В прошедшем матче я набрал десятое очко и вышел на второе место среди бомбардиров в нашей команде. Это говорит о том, что у нас в этом году более целостная игра всех звеньев: все стараются забить. Ник (Шор — прим.ред.) у нас дирижирует, он главный центр. В остальном — мы не так много забиваем, от этого и статистика такая.

 

— У Вас второй в КХЛ показатель максимальной скорости на льду — 39,9 км/ч. Часто удаётся убежать в ноль?

 — Бывают моменты, когда я стараюсь ловить соперника на этом. Мы стараемся играть на контратаках, поэтому иногда получается так сделать. Если же мы играем по другой стратегии, то нет возможности убежать.

 

— В сентябре из-за травмы Вы пропустили несколько матчей. Скажите, мешает ли Вам эта травма сейчас или Вы полностью восстановились без последствий?

 — Сейчас уже не мешает, полностью восстановился. Но в первое время мешала, потому что я раньше времени вышел на лёд. Был открытый осколочный перелом. Поначалу было больновато бросать, и палец я до сих пор не полностью чувствую. Но, в принципе, нормально. Это хоккей. У нас Слава Литовченко каждую игру по десять блокшотов делает — это нормально.

 

— Вспоминая Вашу игру в «Амуре», Вы говорили, что Андрей Мартемьянов был Вам вторым отцом. Сейчас Вы снова играете под его началом. Сохранилось ли у Вас столь же тёплое отношение к нему? Как он изменился за эти годы?

 — Сложно сказать, как он сильно изменился. Сейчас мы больше стараемся играть от обороны, где-то построже. При нём в «Амуре» мы больше атаковали, больше играли в пас, но нам никто не запрещает этого и сейчас. Скажу только, что Андрей Алексеевич не поменялся. Он всё делает для команды, отдаётся полностью. Думаю, поэтому мы после череды поражений начали подъём. Дай Бог чтобы и дальше продолжалось так.

 

— Что произошло между Мартемьяновым и командой, когда недавно состоялся некий важный разговор о «точке невозврата»? Что изменилось после этого лично для Вас?

 — Само отношение к делу. Как это объяснить Вам? Есть такие маленькие нюансы в хоккее: стыки, правильная игра; где-то не нужно лишний раз бежать забирать шайбу у соперника; где-то нужно откатиться и грамотно сыграть. Я считаю, что в начале чемпионата мы этого не придерживались, старались порой даже бездумно идти. От этого нас ловили на контратаках и очень много нам забивали. Опять-таки, Вы знаете, что сейчас команда строится, у нас много новых игроков, идёт определённая притирка. На это нужно время, это всё играло свою роль. Опять же в этом сезоне у нас новый тренерский штаб, новые требования. Не всё бывает гладко. Главное — мы приходим к тому, что у нас получается.

 

— Андрей Мартемьянов действительно такой интеллигентный, выдержанный, спокойный тренер, каким кажется со стороны?

 — Я бы не сказал, что он прямо спокойный. Скажу так: он в меру нас заводит и в меру, когда нужно, он спокойный. Он старается сохранять баланс: есть вообще спокойные, а есть, наоборот, эмоциональные. Он чувствует игру: где нужно — подбодрить, где нужно — накричать, где нужно, наоборот, успокоить.

 

— Памятна история с Вашей фигурой из картона, которую взял с собой Алексей Бывальцев. А чью фигуру взяли бы с собой Вы? Кто Вам был бы так же дорог, как Вы Алексею?

 — Не знаю. Мне кажется, мы с Лёхой до сих пор хорошо общаемся. Может, так и неправильно говорить, но мне с ним очень нравилось играть. Сейчас мы часто вспоминаем наши совместные игры и скучаем по нашей связке. Я считаю, что с удовольствием отплатил бы ему тем же и взял бы его фигуру.

 

— У Вашего игрового номера есть история, причина?

 — Я раньше всегда играл под десятым номером. Потом начал переходить во взрослые команды — там он был занят. Так постепенно мне достался девяностый, и, в принципе, неплохой сезон я с ним провёл. Решил оставить его, и мне нравится, не собираюсь его менять.

 

— Почему Вас иногда называют «любимцем новосибирских болельщиков»? Почему именно в Вашу поддержку болельщики делают плакаты?

 — Честно, такой вопрос, наверное, не ко мне. (улыбается) Стараюсь выполнять, стараюсь играть ярко, бороться. Болельщикам, наверное, нравится, когда игроки выкладываются, бьются до последнего. От этого, возможно, им понравилась моя игра. 


— Вы уже были капитаном «Сибири» и перед началом этого сезона считались одним из кандидатов в капитаны. Благодаря чему это стало возможным?

 — На самом деле, очень сложно ответить. Капитан должен держать всю раздевалку, должен делать очень много работы вне льда. Я никогда не стремился быть капитаном, но тренеры решили попробовать. Мне важнее помогать команде на льду, а капитанство забирает очень много сил и эмоций вне льда.

 

— Однажды Вы сказали, что в Петербурге после «Амура» Вам не хватает дальневосточной красной икры. А чего не хватает сейчас в Новосибирске? 

— Новосибирск — такой город, где есть всего понемножку, и он не такой отдалённый как Хабаровск. Я бы не сказал, что он серый — для меня, по крайней мере. Там есть солнце, а в Питере его маловато. Везде есть свои плюсы и минусы. В Хабаровске помимо икры — триста дней в году солнце. Это очень хорошо, это влияет и на эмоциональный фон, и на психологический.

 

— В одном из интервью Вы говорили, что, помимо спорта, Вы порой увлекаетесь рыбалкой. Скажите, пожалуйста, изменилось ли что-то в плане хобби сейчас?

— Нет-нет, мне нравится рыбалка. Не получается часто, приезжаю только после сезона. Мы сейчас проживаем в Хабаровске, стараемся куда-нибудь выехать, чтобы порыбачить. Стараюсь проводить побольше времени с семьей.

 

Интервью: Амелия Гасанова



статьи