Владимир Пешехонов: "Только один путь"

Large %d0%9f%d0%b5%d1%88%d0%b5%d1%85%d0%be%d0%bd%d0%be%d0%b26
Нападающий «Сибири» Владимир Пешехонов – о поражениях, эмоциях и том, что внутри.

Я сижу в самолёте, рейс Москва – Новосибирск. На улице – утро, внутри меня – приятное волнение. В голове много мыслей: «Что, где, куда». Рядом сидят молодые ребята, которые летят на вахту. Разговор с ними расслабляет и отвлекает от мыслей. Они в дороге уже 10 часов, а выглядят очень свежо – я удивляюсь, как им это удаётся.

Четыре часа проходят незаметно. Выхожу из самолёта и вдыхаю сибирский воздух. Волнение пропадает окончательно. Я понимаю, что это моё место и здесь я буду трудиться.

О том, что Новосибирск – хоккейный город, понимаю уже в аэропорту. Таксисты в кепках «Сибири», магазин атрибутики. Водитель везёт на стадион, и я сразу же ощущаю необычную атмосферу. Я знаю, как болеют в Новосибирске, но ощутить это на себе мне только предстоит. Мне показывают место в раздевалке. Впереди большая работа.


***


Второе сентября. Череповец. Первый матч нового сезона. Все в ожидании – болельщики, мы, тренерский штаб. Всё начинается как нельзя классно. Мы выходим вперёд, здорово играем, внутри ощущение, что вот оно – уверенность, команда. Но мелкие ошибки и провалы приводят нас к поражению. У нас нет паники, мы уверены в себе. Я вижу лица ребят, они нормально переваривают этот результат. Первая игра, первый блин комом – едем в Ярославль, будем брать очки там, разгонять чемпионат. Но нас ждёт провал. После матча – серьёзный разговор, но есть уверенность, что это временная неудача.


***


Игра в Риге. Боевой настрой. Мы понимаем, что надо набирать очки и начинать победную серию. Понимаем, что это первый матч «Динамо» дома и что они хотят победить. Перед игрой проводим разминку на улице, хорошая погода, мы заведены. Во втором периоде после прохода Шарова я добиваю шайбу в ворота, но судья свистит раньше. В голове словно щелчок – что-то не то. Вот он момент и он не заходит. Появляется предчувствие, что просто не будет. Что судьба готовит вызов. Первая шайба и она не заходит.

Мы возвращаемся домой и все думаем об одном: «Как это исправить». Четыре подряд – это не то, что мы хотели.


***


Эпизод с Нижнекамском стоит перед глазами до сих пор. После той игры я не мог уснуть до утра. Полторы минуты до конца, мы в меньшинстве, ключевой момент. Кто-то из ребят блокирует бросок, шайба улетает в сетку, касается её, я отчетливо это вижу, но судья молчит. Пауза в игре, я бегу на отлетевшую шайбу, хочу сделать выброс, и в этот момент у меня всё замирает. Как будто кто-то взял пульт и нажал на паузу. Для меня тот эпизод длился секунд десять, хотя на деле - мгновение. Я хочу выбросить шайбу, но она предательски уходит с крюка, нас запирают в зоне и забивают. Внутри после игры – только обида. Я подвёл ребят, клуб, болельщиков, тренеров. Хочется провалиться сквозь землю. Ребята поддерживают, но всё как в тумане.


***


Следующий выезд – Уфа. Приезжаем в аэропорт, готовимся проходить досмотр, когда ко мне подходит наш администратор Роман и сообщает, что я не лечу. По телу пробегает холодный пот. Секундная пауза. Мне говорят о дисквалификации. Всё сваливается в один ком – поражения, отменённые шайбы, дисквалификация. Команда летит в Уфу, а я еду в клубном автобусе домой один. И мысли об этом по кругу. В прессе дают новость, раздаются звонки от знакомых. Полтора часа казались вечностью, а поездка – страшным сном. Автобус, в котором ты ездишь с партнёрами по команде, но их места пусты.


***


Матч с ЦСКА мы проиграли, но сама игра получилась неплохой, мы хорошо поработали в том матче. На этом багаже мы подошли к матчу с Ригой. Во втором периоде у нас всё получалось, всё залетало в ворота соперника. Было приятно видеть, как болельщики взрывались после каждого гола, радовались, ощущать эту атмосферу. Но даже в том матче было, что всё очень тяжело разгонялось. Мы были похожи на человека, которого реанимируют после остановки сердца. Сначала он дышит еле-еле, потом просто тяжело, потом начинает дышать полной грудью. Также мы раздыхались в этом матче. А в третьем периоде чуть не задохнулись снова.

После игры было приятно видеть весёлые лица ребят, все общались, в раздевалке играла музыка. Вроде бы, мы выдохнули, сейчас пойдём дальше. Но следующий матч был со «Слованом».

Сложно это как-то описать. Мы вернулись к тому, с чего начинали. У нас не было единства, целостности в игре. Наверное, мы поверили в то, что дальше всё пойдёт само собой.

В середине матча я оказываюсь на розыгрыше большинства. Мы готовим комбинацию, которую наигрывали на тренировках и я слышу свист. Я не понимаю, что происходит, думаю, что на трибуне какая-то заварушка. А потом до меня доходит, что свистят нам. В этот момент приходит четкое осознание, что мы полное говно. Если болельщики даже при счете 0:1 не верят в тебя – это очень неприятно. И виноваты в этом мы, а не они.

Я ухожу со льда с чувством опустошения, потери. Мы огорчили наших болельщиков и сами всё вновь испортили. Неплохо бились с ЦСКА, обыграли Ригу и так проиграли «Словану». Я разбит. Мы ничего не смогли показать по игре, нам свистели болельщики. Путь до раздевалки – нескончаемая даль. Ты идёшь – а конца не видно.


***


Прежде чем закончить, я хочу рассказать вам одну историю из 2014-го года. Мы со «Спартаком» играем в финале Кубка Харламова. Мой дедушка в тот момент попал в больницу и перенёс сложную операцию. Моя семья всегда наблюдала за играми с мест, которые находятся за нашей скамейкой. Я выхожу на лёд, смотрю туда и вижу дедушку. Для меня это было настоящим шоком, огромным сюрпризом и очень придало уверенности. Когда после матча я спросил его, как он оказался на стадионе, он спокойно ответил: «Пришлось сбежать из больницы, что такого». Дед совершил большой подвиг, чтобы увидеть мою игру, нам тогда удалось сделать маленький подвиг и победить в серии, подарить эту победу своим близким и родным, болельщикам. И дедушке. Именно эти люди вдохновляют нас на подвиги и успех.

Сейчас дедушка продолжает следить за мной, он очень рад, что я, наконец, играю в КХЛ. Мы постоянно на связи - переписываемся и созваниваемся практически после каждой игры. Он мне часто повторяет: «Да, трудно, но другого пути нет. Нужно самим выбираться и выкарабкиваться из этой ямы». И в этих словах – ключ к успеху, к выходу из этой ямы. Это вера в своих близких и их вера в нас. Я говорю не только про наших родственников, но и про наших болельщиков. Только вместе возможно всё. Белые и черные полосы будут всегда. Взлёты и падения будут всегда. Можно много рассуждать о том, как бы было, если бы что-то было сделано по-другому. Но есть то, что есть. И только вместе мы сможем пройти это всё. Как говорит дедушка: «Другого пути нет».



обсудить на форуме

статьи