Олег Пиганович: «Я грубый?! Вы меня с кем-то путаете»

Large %d0%9f%d0%b8%d0%b3%d0%b0%d0%bd%d0%be%d0%b2%d0%b8%d1%871
Капитан «Сибири» Олег Пиганович объяснил, почему команда провалила старт сезона, рассказал, что поменял Александр Андриевский, а также вспомнил, как ему было тяжело пропускать целый сезон.

Капитан «Сибири» Олег Пиганович объяснил, почему команда провалила старт сезона, рассказал, что поменял Александр Андриевский, а также вспомнил, как ему было тяжело пропускать целый сезон.

— Вы травмированы. Как самочувствие?

— Недавно только снял что-то типа гипса, который блокировал полностью колено. Не могу на протяжении трех дней сгибать ногу. Сейчас хожу только в специальном наколеннике. Разрабатываю ногу в зале. Надеюсь, к концу месяца выйду на лед.


— То есть Новый год нормально отпраздновать не удастся?

— Почему? Надеюсь и начать играть, и Новый год отметить. Очень хочу на лед. Соскучился по хоккею. Надоело находиться в горизонтальном положении. Хотя это лишь метафора. Купил себе специальный костыль, так что даже когда нога не сгибалась, ездил сам на процедуры, ходил в зал, качал верхнюю часть тела. За три недели без движения мышцы сильно атрофировались, сейчас надо заново их восстанавливать.


— Вы получили травму при столкновении с защитником. Так вам за это еще и выписали две минуты.


— Смешная история получилась. Мне было очень больно, поэтому о хоккее, судьях и партнерах забыл. Только спустя два часа после игры, в больнице, узнал, что меня еще наказали двумя минутами. Мягко говоря, удивился.



— Из-за травмы вы и вовсе пропустили весь 16/17 сезон. Думали, что, может быть, завершите карьеру?

— Было очень тяжело смотреть хоккей со стороны. Ребята играют, а я сижу у телевизора. Это напрягало морально, хотелось быть среди парней. Но понимал, что этот сезон пропускаю. Тренировался, держал себя в хорошей форме. Причем реально был готов хоть завтра выходить на лед. Мыслей о завершении карьеры не было, так как я очень хотел играть. Знал, что вернусь. Осознавал, что ни одна команда не рискнет подписать со мной обычный контракт после пропуска целого сезона. Был готов на просмотровый договор. В итоге «Нефтехимик» предложил мне поехать на две недели в лагерь новичков. Собрали молодежь и меня. Две недели работал наравне с молодыми парнями. В итоге понравился.


— Наверное, если бы не Андрей Назаров, вряд ли вам бы предложили просмотровый контракт в «Нефтехимике»?

— Скорее всего. Андрей Викторович сам позвонил и предложил приехать в лагерь. Хотя сам так и не удосужился лично посмотреть на меня. Информация до него доходила об успехах всех ребят. Видимо, я как-то проявил себя с лучшей стороны. Спасибо ему за доверие.


— Вы его полностью оправдали, стали самым результативным защитником команды. С чем связываете такой резкий рестарт в своей карьере? Соскучились по хоккею?


— Я три недели не играю в «Сибири» и уже скучаю по шайбе и клюшке. Представляете, что со мной было после годичного перерыва? Это шутка. На самом деле в Нижнекамске просто собралась отличная команда. Все ребята знали, что делать на льду, все понимали свои роли. Большинство, меньшинство было отлажено до автоматизма. Набирали очки на кураже. Даже не нужно было особенно кому-то что-то объяснять в качестве капитана.



— Но в итоге вы перешли в «Сибирь», хотя все думали, что останетесь в Нижнекамске. Не смогли договориться по деньгам?


— Честно, до сих пор не понял ситуации. Изначально агент и правда попросил чуть больше, чем было. Но в ходе переговоров нашли золотую середину, которая устроила обе стороны. В марте меня спросили, согласен ли подписать договор на новых условиях. Попросил дать мне подумать месяц, ведь все равно у меня контракт до мая, и я никуда не уйду. В мае согласился на условия клуба. Вроде все было нормально. Но в июне, за неделю до сборов, руководство позвонило агенту и сказало, чтобы мы искали новую команду.


— Тяжело было найти команду за несколько дней до сборов?

— Благодарен «Сибири» и Кириллу Фастовскому, что они вышли на моего агента. Это случилось уже во время сборов, так что примерно неделю я готовился в Ярославле самостоятельно. Долго не думал, так как мог вообще не подписать ни с кем контракт. Да и готовиться к сезону одному и в команде — две большие разницы. Честно говоря, был уверен, что «Нефтехимик» меня подпишет. Руководители на протяжении месяца говорили, чтобы мы не переживали, скоро подпишем договор. Ждал до последнего. Но в итоге получилось так, как получилось.

— Почему «Сибирь» выдала такой ужасный старт сезона?

— На предсезонке вроде бы играли нормально. Результаты были 50 на 50. Но в начале регулярки череда поражений надломила нас психологически. Коллектив потерял уверенность в своих силах. Атмосферы не было вообще. Народ ходил расстроенный, поникший, и еще до игры было сложно себя переломить. Мне кажется, мы сломались именно психологически.


— Поэтому надо было увольнять тренера?

— Владимир Юрзинов — неплохой специалист. Команда понимала, что какие-то решения должны последовать от руководства. Отставку восприняли как рабочий момент. Что нам надо было делать? Отстаивать наставника? Старались это сделать на льду. Не получилось. Выиграли бы несколько встреч, все было бы нормально.


— В чем причина поражений?

— В игроках и только в игроках. Ведь мы выходим на лед. Тренеры ни при чем.


— То есть, в принципе, во время игры команде тренер не нужен?

— Конечно, необходим. Но он не может играть за нас. На теоретических занятиях все чемпионы. Никогда не обвинял ни одного тренера в поражениях. Искренне считаю, что виноваты именно игроки. Но за результат, как правило, всегда отвечает наставник.

— Что изменил Александр Андриевский?

— Можно долго рассуждать о схемах и тактиках. Могу сказать, что вместо 1-2-2 мы стали играть 1-3-1. Но это нюансы. Что-то, конечно, Александр Леонидович изменил, учился на ошибках, мы с каждым матчем лучше понимали его требования. Но самое главное, что новому наставнику удалось психологически перезагрузить ребят. В этом его большая заслуга. Он сам улыбался и просил это делать хоккеистов — даже после поражений. Чуть по-другому настраивал команду психологически. Коллектив завелся. Парни были зажаты, а Андрей Леонидович смог их раскрепостить. Ведь результаты пошли не сразу, а все равно внутри что-то поменялось. Поработали на тренировках, посмотрели много видео, и пошло.

— Ваш показатель полезности -7. Учитывая старт сезона, сейчас обращаете на него внимание? Или за нулевую отметку взят какой-то матч по ходу сезона?

— Честно, вообще не следил за статистикой. Знал, что у меня «минус», но какой… Конечно, на старте мы много пропускали, проигрывали, потом получил травму. Спасибо, что напомнили! Я-то старался не придавать этому значения, чтобы не забивать голову лишней негативной информацией. Начинаешь заморачиваться — становится только хуже. Люблю переживать по разным поводам, копаться в себе, гонять мысли в голове. Хотя пытался об этом не думать и до травмы доигрался. А тут вы еще напомнили. Сейчас с вами поговорю и сразу все опять забуду.


— Своей результативностью пока тоже, наверное, недовольны?

— Сейчас не играю в большинстве. Поэтому, конечно, по сравнению с «Нефтехимиком», где входил в спецбригаду, статистика ухудшилась. Но при первой возможности стараюсь пополнить свою копилку голов и передач.


— Почему вы такой грубый игрок? 45 минут штрафа.

— Я грубый?! Вы меня с кем-то путаете! Честно, я в шоке! Только в Ярославе за драку и грубый фол получил большое количество штрафных минут, а так вроде не часто удаляюсь. Считаю, что стал играть осторожнее. Не согласен с термином «грубый».


— Не стыдно бить молодого?

— Не я же был зачинщиком. Был игровой момент, да, я был виноват. Видимо, игрок «Локомотива» хотел заступиться за партнера. Такие моменты случаются в каждом матче. Обычная стычка.

— Насколько было сложно перезагрузить карьеру?

— Я очень хотел и до сих пор хочу играть в хоккей. Если бы этого желания не было, наверное, подумал бы: «Травмы… Посижу лучше дома». Но у меня есть здоровье и желание играть. С удовольствием каждый день выхожу на лед, общаюсь с парнями в раздевалке. Мне нравится ходить на работу!


— Насколько в Новосибирске вам комфортнее, чем в Нижнекамске?

— Смешной вопрос. Как можно сравнивать два этих города. В Новосибирске можно куда-нибудь сходить, отвезти семью отдохнуть. Нижнекамск — своеобразный город. Он хорош тем, что ты можешь полностью сосредоточиться на работе, потому что больше там делать нечего. Не говорю, что он плохой. Но он специфический, рабочий, маленький. Там у людей другие задачи. В Нижнекамск семья моя приезжала всего на месяц, так как ребенку нужно было ходить в сад. В Новосибирске же жена и ребенок живут постоянно, сын посещает образовательное учреждение, на выходных есть куда сходить всем вместе. Все хорошо. Недавно вот хотел попробовать поставить его на коньки, но план провалился. Получилось так себе.


— Перевозить семью на постоянной основе тяжело с точки зрения быта. Почему решились на такой шаг?

— Потому что у меня растет сын, и хочется участвовать в его развитии. Тяжело общаться только по интернету. Хочется вживую слышать крики: «Папа! Папа!». Ему шестого января исполнится три года. Пока нормально воспринимает переезды. Жене, конечно, тяжело. У нее все друзья и родственники живут в Ярославле. Но она привыкла путешествовать по России вместе со мной. Понимает, что такое работа хоккеиста.


— Хотели бы остаться в Новосибирске подольше?

— Не загадываю. Хоккейная жизнь непредсказуема. Я бы, может быть, хотел всю жизнь отыграть с удовольствием в родном ярославском «Локомотиве». Но за взрослую команду «железнодорожников» так и не сыграл ни одного сезона. Понятно, что у меня еще все впереди.


— Отпустили от себя трагедию «Локомотива»?

— Это невозможно сделать. Падение самолета потрясло весь мир. Каждое лето приезжаю в Ярославль. Мы обязательно ходим семьей к мемориалу и на кладбище к ребятам, почтить их память. Каждый год второго мая обязательно посещаю могилу Саши Галимова. Мы с ним с детства играли вместе по одному году. Хорошо знаю его родителей. Эта боль всегда со мной. 


обсудить на форуме

статьи

  • 19 марта 2019, вторник

    Дмитрий Саюстов: «Будем сильнее в следующем сезоне»

    Нападающий «Сибири» Дмитрий Саюстов – о новом контракте, прошедшем сезоне и свободном времени.
    1

    Small %d0%a1%d0%b0%d1%8e%d1%81%d1%82%d0%be%d0%b21
  • 18 марта 2019, понедельник

    «Сибирь» сблизилась с народом: хоккей с любителями на замерзшем озере

    «Сибирь» закончила регулярный чемпионат КХЛ на девятом месте в Восточной конференции и в третий раз подряд не попала в плей-офф. Но даже во время Кубка Гагарина, где тебя нет, и при общем расстройстве болельщиков можно создать приятный фон и вернуться в федеральную повестку.
    5

    Small %d0%be%d0%b7%d0%b5%d1%80%d0%be
  • 13 марта 2019, среда

    "Ice Village Game" в Маслянино. Репортаж КХЛ.

    Новосибирская команда завершила сезон двусторонним матчем, который прошел на озере. KHL.ru рассказывает о необычной игре в посёлке Маслянино.
    2

    Small lrvx60cokau
  • 13 марта 2019, среда

    Ice Village Game или Зимняя классика по-сибирски!

    «Сибирь» третий год подряд остается без кубковой весны. Однако работа с болельщиками в клубе не прекращается как минимум до официального окончания сезона. 1 марта клуб анонсировал мероприятие с немного странным русскому человеку названием «Ice Village Game».
    1

    Small %d0%ba%d0%bb%d0%b0%d1%81%d1%81%d0%b8%d0%ba%d0%b0
  • 12 марта 2019, вторник

    "Сибирь" сыграла на замерзшем озере

    «What is Maslyanino?» — спросили ли бы легионеры «Сибири», если бы отправились вместе с командой за 120 километров от Новосибирска. Увы, устроить экскурсию по области Жильберу Брюле, Шейну Принсу и другим легионерам не удалось — их по традиции отпустили по домам раньше россиян. Других же игроков «Сибири» в середине марта ждало уникальное приключение.
    2

    Small fl2a9225 %d0%ba%d0%be%d0%bf%d0%b8%d1%8f