Антон Красоткин: "Когда партнеры ловят броски на себя, мне страшно за них"

Large ymeqj 64wnw
Антон Красоткин рассказал о новом контракте с «Сибирью», причинах своей статистики, работе с Вадимом Тарасовым и о прозвище, которое досталось от отца.

Антон Красоткин под руководством Вадима Тарасова серьёзно прибавил, и сейчас лидирует по проценту отражённых бросков среди российских вратарей чемпионата. Недавно он подписал новый двухлетний контракт с «Сибирью».


— «Сибирь» ушла на недельный отпуск. Как воспринимаете то, что в разгар сезона появилось несколько выходных?  

— Воспринимаем текущую ситуацию как данность. Во всём мире сейчас непростая эпидемиологическая обстановка. Мы с этим ничего поделать не можем. Исходим из решения Лиги. Нам дали выходные, лично я поеду домой в Ярославль, давно не видел родных и близких. Но в клубе сказали, чтобы просто по домам не сидели, а поддерживали форму. Впереди самая ответственная часть этого сезона.


— В каком состоянии «Сибирь» застала эта пауза?

— Мы были в хорошем игровом тонусе. А что было бы дальше, не остановись чемпионат, не знает никто.


— Прямо сейчас «Сибирь» выходит в плей-офф на «Ак Барс». Вспоминая недавние 2:6 в Новосибирске — не самый приятный соперник?

— Плей-офф — это совершенно другие игры. Но в любом случае, мы не можем выбирать на кого выходить. Готовы ко всем вариантам. «Ак Барс» - очень серьезный соперник и будет, надеюсь, интересная серия. Посмотрим, как сложится.


— На днях «Сибирь» играла в бенди на открытом воздухе. Причём вы выступили в непривычном амплуа. Часто тянет в поле?

— В поле меня не тянет с самого детства (смеётся). Как я пришёл маленьким в хоккей — так и полз в ворота. Но иногда, в качестве исключения, хочется встать на место полевого игрока, посмотреть на игру другими глазами. Хорошо, что иногда мы проводим такие матчи без вратарей.


— Когда гоняете мяч или шайбу на улице, не возникает желания поучаствовать в официальном матче на открытом воздухе? Например, «Сибирь» — «Авангард».

— Это было бы очень здорово! И для нас необычные условия, и для хоккея классная реклама. Я двумя руками за такую идею. С удовольствием принял бы участие в подобном матче. Морозов точно не боюсь. Думаю, холод для большинства хоккеистов — это не проблема. В конце концов есть термобелье (смеётся).


— Вратарское ремесло — это постоянное напряжение. За счёт чего удаётся переключаться?

— Стараюсь больше времени проводить с семьей, побольше гулять. Хоккей — это основное моё дело, которое я очень сильно люблю, но жизнь хоккеем не ограничивается. Надо уметь занимать себя чем-то другим. Сегодня мне захочется почитать книгу, завтра посмотреть фильм. В предстоящую недельную паузу хочу покататься на лыжах. Тоже спорт, но при этом смена деятельности. К тому же на открытом воздухе.


— Недавно вы заключили с «Сибирью» новый контракт. Какой пункт в нём оказался решающим?

— Нет какого-то отдельного пункта. Здесь всё вместе. Меня в Новосибирске абсолютно всё устраивает. Я очень рад, что всё так быстро сложилось. По сути, и переговоров как таковых не было. Множество факторов сошлись, чтобы я остался ещё на два года.


— Клуб выпустил забавный ролик, где вы якобы случайно ставите подпись под контрактом.

— Это работа нашей пресс-службы. Ребята пытаются оригинально преподносить информацию, обыгрывать разные ситуации. Молодцы! Сейчас социальные сети очень важны в профессиональном спорте. Получился юмористический ролик, который многим понравился. И мне тоже.


— Для вас это первый опыт актёрской работы?

— О, да. Раньше ни в чём подобном участвовать не доводилось. Так что, когда попросили изобразить удивление, было непросто. Видимо, я не актёр. Или, может быть, плохой актёр.


— Сейчас кажется, что «Сибирь» — это единый кулак. Но так ведь было не весь сезон, согласны?

— У каждой команды бывают хорошие отрезки и неудачные серии. Но в чём заключается понятие «команда»? Это когда мы вместе переносим радости и невзгоды. Важно идти по чемпионату ровно, а не на волнах, чередуя победы с поражениями. Наш хоккей заключается в командной работе. Это сильная сторона «Сибири».


— Начало сезона «Сибири» не задалось, команда шла за пределами плей-офф. Со стороны складывается впечатление, что перелом произошёл после гостевого поражения от «Витязя». Будто бы ситуация в команде дошла до точки кипения. Расскажите, как было на самом деле.

— Действительно, это был непростой период. В Подольске заканчивался выезд, с которого мы не увезли ни одной победы. Именно в таких ситуациях и проявляется командный характер. Потом вернулись в Новосибирск и выдали серию из четырёх побед подряд. Мы сплотились и это дало результат, и продолжает давать по сей день. В октябре мы заложили фундамент.


— И всё-таки, был ли какой-то важный разговор или отдельная фраза, после чего атмосфера в команде поменялась?

— У нас были собрания с тренерами, разговоры между собой, с руководством. Конкретные слова воспроизвести не могу — это всё-таки внутренняя кухня. На мой взгляд, переломным стал даже не какой-то разговор, а матч с минским «Динамо». Мы и так проиграли уже четыре игры подряд, а тут «горели» перед своими болельщиками со счётом 0:2. Тяжело собраться в такой ситуации. Но в команде была внутренняя сила и уверенность. В итоге тот матч выиграли 3:2, хотя многое было против нас.


— «Сибирь» играет в очень прагматичный хоккей, не всем болельщикам он по душе. Из ворот, наверное, совершенно другой взгляд?

— Конечно, болельщики хотят видеть яркий хоккей, шоу, много голов. Но поймите, что для нас самое главное — это победа. Будь она добыта с минимальным счётом или матч закончится 7:6. Иногда нужно чем-то жертвовать, чтобы вырвать очки. Иногда зрелищностью.


— В «Сибири» играет Вячеслав Литовченко — лидер среди нападающих в КХЛ по блокированным броскам. Вы, как вратарь, к таким игрокам, наверное, испытываете особое уважение?

— Конечно! Слава в этом главный специалист, но не он один бросается под шайбу. У нас все ребята готовы жертвовать собой, исправлять ошибки друг друга. Признаюсь, когда вижу, как партнёры ловят на себя броски, мне даже страшно за них. У нас, вратарей, хотя бы есть нормальная защита.


— Летом в «Сибирь» пришёл новый тренер вратарей — Вадим Тарасов. Что изменилось?

— Поменялось много чего, есть моменты где я стал играть по-другому. Но самое приятное, что у нас с Вадимом Геннадьевичем, Харри Сятери и Арсением Ахметовым сложился замечательный коллектив. Вратари «Сибири» — это как команда в команде. Мы друг друга поддерживаем, очень хорошо общаемся. Я счастлив, что всё так сложилось.


— Состоявшихся вратарей, как правило, стараются не ломать, а направлять и корректировать. Вы в свои 24 года считаете себя молодым или уже сформировавшимся вратарём?

— У меня такой принцип: век живи — весь учись. Чем ты старше становишься, тем больше должен слушать свой организм. Я сам хочу улучшать свою игру, двигаться вперёд. Меняюсь не только я, но и хоккей. 10 лет назад игра была совершенно другой. У нас в «Сибири» с тренером вратарей есть диалог. Мы с Тарасовым обсуждаем, где, например, гибкость позволяет сыграть, а где нужно сыграть иначе. Иногда возникают настоящие дискуссии, но окончательное решение остаётся за тренером.


— Тарасов запустил карьеру Андрея Василевского, да и сейчас продолжает его консультировать. Он как-то проецирует этот опыт на работу с вами?

— Я думаю, что да. Когда мы только познакомились — смотрели много видео с игрой других вратарей. Сейчас мы уже знаем его требования.


— Вадим Тарасов, как и Егор Подомацкий, глядя на которого вы решили стать вратарём, легенда Суперлиги. Между ними есть что-то общее?

— Конечно. Общее есть, я сам для себя иногда провожу параллели. Всё-таки они люди одного поколения, одной профессии, одного амплуа.


— В состав сборной Финляндии на Олимпиаду попал и Харри Сятери, и Юхо Олкинуора. С обоими вы успели поиграть. Провокационный вопрос: кто сильнее как конкурент?

— Ох! Я считаю, что они оба отличные вратари, профессионалы. Харри и Юхо полностью заслужили этот вызов. Я их могу только поздравить, что им выпал шанс проявить себя на Олимпийских играх.


— Кажется, что когда Олкинуора играл в «Адмирале», он ещё не вышел на тот уровень, на котором находится сейчас.

— Это был его первый сезон. Он привыкал к менталитету, стране и лиге. Но уже тогда мне было приятно с ним находиться в одной команде.


— В начале года вы играли со «Спартаком» и в противоположных воротах оказался ваш бывший напарник-конкурент Алексей Красиков. Воспринимали это как некое дерби?

— В некотором роде да. Но это отходило на второй план. Прежде всего, это был матч «Сибири» против «Спартака». А если так посудить, для вратарей каждый матч принципиальный, потому что хочется проявить себя лучше, чем парень в противоположных воротах.


— Вы чувствовали, что для Красикова это очень важный матч?

— Конечно! Он долгое время провёл в Новосибирске, дебютировал здесь в КХЛ, его любят местные болельщики. Так что, очевидно, он вдвойне хотел выиграть.


— Николай Заварухин признавался, что ему как тренеру было непросто управляться с троицей почти равноценных вратарей. Как вам тогда далась конкуренция одновременно с Сятери и Красиковым?

— Конкуренция, если она здоровая, идёт только в плюс. Это же интересно! Я с Лёшей и тогда хорошо общался, и до сих пор поддерживаем отношения.


— При этом вас на тот момент считали лишь третьим вратарём. Это расстраивало? Заводило?  

— Разговоры такие вокруг действительно ходили. Я старался от них абстрагироваться и концентрироваться на работе. Нужно было выкладываться на тренировках и ждать своего шанса. Периоды в жизни бывают разные, в профессиональном спорте нужно постоянно быть готовым ко всему.


— По проценту отражённых бросков в этом сезоне вы — лучший российский вратарь в КХЛ. Ощущаете, что играете в лучший хоккей своей жизни или статистика обманчива?

— Статистика - это цифры. Но каждый показатель требует анализа и осмысления. Прежде всего, очень здорово играют наши ребята в обороне. Эти показатели существенно влияют на статистику вратаря.


— Не задумывались, почему вы сейчас не в Новогорске, где сборная России готовится к Олимпиаде?

— Моё дело — работать, тренироваться. Я игрок «Сибири» и этому рад, а что будет дальше — посмотрим.


— Слышал, как вам давали характеристику «гиперответственный». Это мешает или только помогает?

— Я действительно стараюсь ответственно подходить ко всему, в том числе к тренировочному процессу. А ведь это не так, что приехал на тренировку, покатался и уехал. Нужна грамотная подготовка - разминка, тренировка, еда, сон…  


— Один из немногих неудачных матчей в этом сезоне — в Ярославле. Вы вышли в стартовом составе и пропустили два быстрых гола с четырёх бросков. Перегорели?

— Всегда хочется лучше сыграть дома при родных, там, где ты начинал. Не просто сыграть, а выиграть, хорошо себя проявить. К сожалению, пока это у меня не получается. Но я стараюсь проводить анализ, почему так происходит. Буду стараться исправиться к следующему году.


— А какого это играть дома, когда ещё и отец на противоположной лавке стоит?

— Его на той игре как раз не было. Отец приболел и был вынужден пропустить матч. Но у меня уже был такой опыт. Конечно, мысли об этом есть, не скрою. Ощущения необычные. Но когда попадаешь на арену, выходишь на лёд — отключаешься от всего. Есть только ворота и шайба, которую нужно поймать.


— Со стороны кажется, что вы с отцом вообще не похожи. Он выглядит жёстким и менее открытым человеком.

— Отец сейчас работает тренером. А это такая должность, которая предполагает сумасшедшую ответственность. Наверное, даже большую, чем у вратарей. Тренерская работа очень сложная, поэтому может показаться, что отец такой серьёзный и суровый.


— Вас в команде называют Иваныч. Раскройте, как родилось это прозвище?

— Когда я попал в первую команду «Локомотива», отец работал в МХЛ. И кто-то из игроков основы, вроде бы Миша Пашнин, назвал меня по отчеству отца. С тех пор и повелось. Стал я Иванычем-младшим. Как-то это прозвище и до Новосибирска добралось.

 

Дмитрий Ерыкалов, khl.ru

 

 

 



статьи